ТОМ I. Глава 25. Празднование Нового года. Новелла: «Встретить змею»

Глава 25. Празднование Нового года

Утром в канун Нового года Шэнь Цинсюаню нужно было позаботиться о множестве неотложных дел. В первую очередь он попросил слугу отвезти его на кухню, чтобы посмотреть, как идут приготовления к праздничному ужину. В резиденции Шэнь жило очень много людей, так что кухня была очень большой и занимала три комнаты. В наружном помещении складировали фрукты и овощи, там же мариновали мясо: обработанную курицу, утку и рыбу складывали в тазы, солили и перчили по вкусу и оставляли в глиняных горшках на ночь. За следующей дверью, во втором самом просторном зале, жарко полыхали несколько десятков жаровен, в которых кипели всевозможные соусы и супы. И в самой глубине, в третьей комнате, находилось сердце кухни — место, где творились главные блюда. Первое, что бросалось в глаза, стоило откинуть теплый занавес на двери, — это похожая на гору гигантская печь, с приставленной к ней деревянной лестницей, по которой удобно было подниматься и проверять степень готовности томившихся на ней блюд. Здесь также было множество чугунных горшков и сковородок всех форм и размеров, на которых варилось, жарилось и тушилось мясо и рыба. Раскрасневшиеся повара в коротких передниках бегали взад и вперед, нарезая овощи, замешивая тесто и подготавливая начинку.

Кто-то поднял голову и, заметив в дверях Шэнь Цинсюаня, бросился к нему с криком: 

— Молодой господин, зачем вы пришли сюда?! Возвращайтесь скорее, здесь везде копоть и чад, вы можете угореть.

Пребывавший в праздничном настроении Шэнь Цинсюань с улыбкой отмахнулся: 

— Хочу посмотреть, как идут приготовления.

— Не беспокойтесь, молодой хозяин. Все повара очень опытные, так что ошибок быть не может.

Шэнь Цинсюань кивнул и, осмотревшись еще раз, распорядился: 

— До ужина приготовь несколько ваших лучших блюд, положи в короб и позже пришли их в мою комнату.

Озадаченный повар спросил: 

— Молодой господин, вы хотите послать это кому-то?

Шэнь Цинсюань кивнул, но ничего не стал объяснять. Убедившись, что повар понял его и сделает все как нужно, он покинул кухню.

Через некоторое время, когда ему был доставлен полный короб еды, Шэнь Цинсюань придирчиво оценил его содержимое, после чего попросил служанку упаковать его в красную бумагу и помочь отнести к воротам поместья. Встретивший их у ворот мужчина положил упакованный в праздничную обертку короб в повозку и успокоил его: 

— Не волнуйтесь, молодой господин, все доставлю в лучшем виде, — и тут же погнал лошадь, торопясь выполнить поручение.

Поднимая пыль, повозка быстро домчалась до паромной переправы. Слуга пересел в лодку и уже в середине дня вошел во двор усадьбы Сяо Тао. Передав посылку, он поспешил обратно, чтобы успеть вернуться к празднику. Естественно, за работу он был хорошо вознагражден Шэнь Цинсюанем.

Во второй половине дня вместе с поднявшейся метелью в резиденцию Шэнь вернулся Сюй Минши. Раскрасневшийся от бега, с тревожным выражением на лице он ворвался во двор его дома, только чтобы узнать, что Шэнь Цинсюань вместе с отцом приветствует гостей в главном дворе. Видя, что молодой даос очень взволнован и, похоже, у него срочное дело, служанка попросила его подождать и, завернувшись в теплый плащ, пошла искать своего хозяина.

Узнав, что Сюй Минши ищет его по какому-то срочному делу, Шэнь Цинсюань бросил выразительный взгляд на отца, показывая, что ему нужно уйти, и последовал за ней. 

Увидев Сюй Минши, он отослал служанку и спросил у него, в чем дело. Убедившись, что поблизости никого нет, Сюй Минши распахнул ворот и достал из-за пазухи что-то черное и пушистое.

— О! Кто это? Щенок? — Шэнь Цинсюань протянул руку, собираясь коснуться зверька, но тут же был остановлен Сюй Минши. 

Поспешно спрятав щенка обратно за пазуху, тот с горечью взглянул на Шэнь Цинсюаня:

— Я не знаю, как тебе это рассказать.

Увидев печаль на его лице, Шэнь Цинсюань понял, что, похоже, дело и правда серьезное и предложил войти в дом, чтобы продолжить разговор в его комнате.

Оказалось, что из-за своей импульсивности Сюй Минши опять натворил дел. Черная пушистая тварюшка оказалась волчонком чуть больше месяца от роду. У матери волчонка была своя сложная судьба: после трехсот лет совершенствования она смогла обрести человеческий облик, однако волчица так страдала от одиночества, что больше не могла концентрироваться на совершенствовании и, забросив духовную практику, отправилась развлекаться в мир людей. Дальше случилась знакомая всем любителям народного фольклора история: волчица-оборотень влюбилась в смертного, и эта любовь оказалась взаимной. После года жизни в любви и согласии мужчина серьезно заболел. Понимая, что в этом виновата ее демоническая сущность, волчица отправилась на поиски средства, которое могло бы помочь спасти ее возлюбленного, и встретила Сюй Минши.

Как только Сюй Минши увидел отпечаток ауры демона на умирающем человеке, то сразу же решил, что эта волчица сознательно убивала людей, используя свое тело. Не разобравшись в этом деле, он решил, что должен покарать зло и напал на нее.

Волчица очень переживала за своего мужа, кроме того недавно родила и еще не оправилась от тяжелых родов, поэтому хватило одного удара, чтобы она умерла у него на руках.

Как только мать-волчица умерла, волчонок, который до этого имел человеческий облик, лишился ее магической поддержки и принял свою первоначальную форму. Когда лежащий на кушетке умирающий мужчина увидел, как Сюй Минши нанес магический удар его жене, он просто не поверил своим глазам. У него не было ни духа, ни сил, чтобы остановить даоса, поэтому ему пришлось наблюдать, как его жена замертво упала на пол их дома и преобразилась в огромного черного волка, а потом и его рыдающий новорожденный сынишка вдруг превратился в скулящего волчонка. Этот мужчина был простым смертным, да еще и серьезно больным, так что сердце его не выдержало этой ужасной сцены, и он умер.

Столкнувшись с трагической гибелью двух живых существ, Сюй Минши понял, что снова совершил ошибку. Не зная, как справиться с последствиями содеянного, он подхватил волчонка и бросился на поиски Шэнь Цинсюаня. Будучи чужаком в этих местах, без связей и других знакомых, вполне естественно, что Сюй Минши сразу же подумал именно о нем.

Выслушав это, Шэнь Цинсюань ничего не сказал, только с поднятого к даосу лица смотрели глаза, похожие на готовые проткнуть его острые ножи. Столкнувшись с этим взглядом, Сюй Минши почувствовал себя так, словно в его сердце вонзили меч, вырезанный из тысячелетнего льда.

Он тут же шарахнулся в сторону и испуганно воззрился на Шэнь Цинсюаня.

Какое-то время Сюй Минши, словно провинившийся ребенок, стоял перед ним, понуро опустив голову и бормоча себе под нос:

 — Ну что я мог сделать?

Шэнь Цинсюань саркастично хмыкнул и хотел было что-то ему ответить, но в этот момент услышал тихое поскуливание из-за пазухи Сюй Минши. Маленький волк еще не мог понять непостоянства этого мира и не знал, что в нем больше нет никого, кто мог бы позаботиться о нем. Он был просто голоден, поэтому поднимал свою маленькую голову и плакал, ища свою мать.

Взгляд Шэнь Цинсюаня немного смягчился, и он так ничего и не сказал, вместо этого позвонив в колокольчик, чтобы призвать служанку и приказать ей любым способом найти и принести ему миску парного молока.

Девушка сразу почувствовала, что в комнате какая-то слишком уж напряженная атмосфера и, получив приказ, поспешила уйти, предусмотрительно прикрыв за собой дверь.

Волчонок продолжал плакать, издавая звуки, похожие на что-то среднее между хныканьем и поскуливанием. Он дергался и изгибался, пытаясь вырваться из ладоней Сюй Минши, так что в итоге Шэнь Цинсюань не выдержал и, протянув руки, холодно сказал: 

— Отдай его мне.

Сюй Минши на мгновение заколебался, но Шэнь Цинсюань холодно напомнил ему: 

— Ты его кровный враг. 

Как только эти слова были произнесены, Сюй Минши содрогнулся всем телом, а на лице его появилось покаянное выражение, которое в иной ситуации могло бы вызвать жалость. Однако каким бы жалким и виноватым он ни выглядел, ему не удалось тронуть закаменевшее сердце Шэнь Цинсюаня. Выжидающе вытянутая рука не дрогнула.

Когда Сюй Минши неохотно передал волчонка, Шэнь Цинсюань нежно взял его на руки и завернул в подол своей одежды, после чего обратился к Сюй Минши: 

— Я ведь уже говорил тебе, что если ты не изменишь свой характер, то рано или поздно сам накличешь беду на свою голову. Причиняя вред другим, ты ранишь себя. Раз ты не смог удержать ситуацию под контролем, теперь придется иметь дело с последствиями!

Сюй Минши не проронил ни слова. Он просто стоял, понуро опустив голову, и смотрел на пальцы своих ног.

— Раз дело уже сделано, нужно идти дальше. Возьми у казначея поместья немного серебра и достойно похорони эту пару. 

Услышав это, Сюй Минши вскинул голову и изумленно переспросил:

— Похоронить? В одной могиле?

— Что за глупые вопросы?! Конечно, их нужно похоронить вместе.

— Но ведь она — демон.

— Этот мужчина женился на ней, так что пока они не развелись, будь она демоном-оборотнем или злым духом, они должны быть похоронены вместе! — повысив голос, отчеканил Шэнь Цинсюань.

Сюй Минши был ошеломлен его отповедью.

— Ты убил жену этого мужчины, а его напугал до смерти. За такое мне следовало бы отправить тебя под суд. Но, в конце концов, мы с тобой старые друзья, и только в память о нашей дружбе я до сих пор не сделал этого, — процедил Шэнь Цинсюань. — Ты напишешь мне официальное обязательство, что впредь, прежде, чем атаковать демонов, ты выяснишь все обстоятельства дела и степень их вины. Если подобный инцидент повторится, я лично отправлю тебя под суд. Хотя ты и даос, но теперь должен жить по законам смертного мира: «жизнь за жизнь, судьба за судьбу». Это последний раз когда я помогаю тебе.

Еще не пришедший в себя Сюй Минши все же нашел в себе силы кивнуть.

Волчонок задергался в руках Шэнь Цинсюаня, но тот, крепко удерживая его одной рукой, второй направил свое инвалидное кресло к шкафу, чтобы достать из него деревянный ящик, внутри которого оказались белоснежная мантия и треножник из красной меди.

Увидев знакомые артефакты, Сюй Минши просто молча уставился на них, не понимая, что он задумал.

Шэнь Цинсюань достал и отложил в сторону одежду из змеиной кожи, после чего закрыл деревянную коробку и положил на прежнее место. Взяв в руки линьку, он окинул ее взглядом, после чего обратился к Сюй Минши:

— Нам неведомо, откуда пришла эта волчица, но, похоже, до этого она практиковалась в горах с другими демоническими зверями. В девяти случаях из десяти у оборотней всегда найдется компаньон, который будет искать тебя, чтобы отомстить. За то, что ты натворил, по-хорошему, тебе стоило бы удавиться, но с другой стороны, ты еще так молод, что было бы жаль выбросить на ветер жизнь, которая еще толком не началась. Так что я одолжу тебе эту драгоценную одежду, чтобы ты мог защитить свое тело. Сними все оружие, которое может убить демонов или людей, и отдай его мне. Когда ты понесешь заслуженное наказание, я верну его тебе.

Сюй Минши по-прежнему молчал. Он знал, что слова Шэнь Цинсюаня — правда, но также понимал, что, если он не сможет дать отпор демону-мстителю, для него все может закончиться очень плачевно. Защитная одежда может сохранить жизнь, но не спасет его плоть от страданий, и Шэнь Цинсюань ясно дал понять, что хочет, чтобы он искупил свою вину именно так. Даже если компаньон волчицы изобьет и изуродует его, он должен принять это как заслуженную кару.

Сейчас только от него зависело, принимать этот обмен или нет.

С видимым усилием Сюй Минши развязал свой заплечный мешок и достал из него все амулеты и печати, после чего снял верхнюю одежду, развязал кушак, снял с пояса меч и положил его на стол перед Шэнь Цинсюанем. Когда он, наконец, взял одеяние из змеиной линьки, его глаза покраснели и наполнились слезами. 

— Прости, мне очень жаль, — сказал он.

На миг Шэнь Цинсюань потерял дар речи, осознав, что это извинение было не для него.

Волчонок в его руках жалобно захныкал. В это время в дверь постучали, и раздался голос старой экономки: 

— Молодой господин, я нашла кормящую козу. Ее молоко подойдет?

Шэнь Цинсюань приказал: 

— Нужно надоить миску молока.

— Сейчас все будет, — ответила женщина.

Когда еще теплое козье молоко принесли ему в комнату, Шэнь Цинсюань попробовал накормить им волчонка на своих руках. Такой способ питания был незнаком малышу, да и холодный край миски ему совсем не понравился, маленький оборотень упрямо сцепил зубы и затряс головой. Молоко потекло мимо, а мокрый и несчастный звереныш завыл еще горестнее. Шэнь Цинсюань поставил миску на стол, не понимая, как ему заставить малыша есть. В итоге он окунул пальцы в молоко и сунул ему в пасть. Волчонок был голоден, а Шэнь Цинсюань не был его матерью, так что, когда чужие пальцы оказались у него в пасти, он инстинктивно укусил их.

Увидев кровь на его пальцах, Сюй Минши испуганно ахнул, но Шэнь Цинсюань даже не дернулся, словно волчонок укусил кого-то другого, а не его, и продолжил просовывать пальцы ему в пасть. Звереныш облизал смешавшуюся с молоком кровь, и, когда Шэнь Цинсюань снова обмакнул пальцы в молоко и сунул ему в пасть, малыш не стал его снова кусать.

Конечно, так его было не накормить, поэтому Шэнь Цинсюань нашел маленькую ложечку и сжав маленькую пасть, начал заливать молоко ему в горло. Маленький голодный волчонок и человек, который никогда в жизни не занимался кормлением животных: эти двое изо всех сил старались наладить взаимодействие, но даже так лишь треть миски с козьим молоком попала в волчий желудок, треть пролилась и треть была выблевана.

Вторая миска пошла куда лучше, а когда дошло до третьей, Шэнь Цинсюань уже неторопливо вливал ложку за ложкой, а волчонок неспешно съедал все до последней капли.

Сюй Минши, которого в какой-то момент от напряжения даже пот прошиб, не мог не восхититься терпением Шэнь Цинсюаня. Ему было безумно жаль волчонка, который по его вине в столь раннем возрасте лишился обоих родителей. Если бы он не убил их, разве пришлось бы этой мелкой тварюшке тратить столько сил только на то, чтобы поесть?

Когда живот волчонка начал округляться, не только Шэнь Цинсюань совсем выбился из сил, но и малыш изрядно вымотался. Волчонок с трудом переполз с мокрого пятна на коленях Шэнь Цинсюаня на более сухое место, свернулся калачиком и крепко заснул.

Аккуратно сдвинув маленького оборотня так, чтобы он оказался в его внутреннем кармане, Шэнь Цинсюань снял верхнюю одежду и повесил ее сушиться на подставку рядом с жаровней. Сюй Минши, который все это время не сводил него глаз, все внимательнее вглядывался в профиль Шэнь Цинсюаня и прислушивался к его дыханию. Придя к выводу, что молодой хозяин Шэнь выглядит как-то уж слишком подозрительно утомленным и истощенным, Сюй Минши решил пойти дальше и исследовать его ауру.

И тут же вытаращился на него, испуганно воскликнув: 

— Шэнь Цинсюань, на твоем теле нечистая энергия!

Шэнь Цинсюань, который как раз раздувал огонь в жаровне, от его крика вздрогнул и дернулся в сторону. Зло взглянув на напугавшего его даоса, он быстро вернул самообладание и спокойно ответил: 

— Я знаю.

— На тебя напал демон? — спросил Сюй Минши и, инстинктивно насторожившись, начал оглядываться по сторонам.

Шэнь Цинсюань широко улыбнулся и ответил: 

— Нет.

— Вздор! На твоем теле так много нечистой энергии, что совершенно очевидно, что ты с демоном… — Сюй Минши осекся на полуслове, когда до него, наконец, дошло, что в такой концентрации нечистая сила может задержаться на теле человека только в случае постоянного и очень тесного общения с демоном… Кроме того, эта демоническая энергия с самого начала показалась ему знакомой. В этот момент на него снизошло озарение, и в его пребывающем в смятении разуме все встало на свои места. Сюй Минши вспомнил, как этот человек отчаянно боролся, чтобы спасти жизнь змеедемона, как, закрывшись в четырех стенах, ждал кого-то и так тосковал, что почти довел себя до смерти от истощения, а также понял, с чего вдруг эта хитрая тысячелетняя змея потом вот так взяла и отдала простому смертному свою драгоценную змеиную линьку… С трудом подавив внутреннюю дрожь, Сюй Минши все же нашел в себе силы спросить. — Ты сожительствуешь с тем змеиным демоном?

Шэнь Цинсюань спокойно взглянул на него, не признавая, но и не отрицая, в общем-то, уже очевидную вещь. В его глазах Сюй Минши прочитал насмешку, словно в глубине души Шэнь Цинсюань смеялся над ним из-за его глупого и совершенно излишнего вопроса. 

Под этим взглядом Сюй Минши совсем растерялся и окончательно потерял способность ясно мыслить.

Шэнь Цинсюань спокойно встретил его потерянный взгляд, как будто все страхи даоса не имели к нему никакого отношения и, наконец, не без скрытой насмешки, соизволил пояснить: 

— Я с тем змеиным демоном сожительствую уже год. И что теперь, хочешь искоренить его или меня? — мягкий голос Шэнь Цинсюаня с каждым произнесенным словом звучал все более твердо и вызывающе. — Ну и?

Сюй Минши шумно втянул воздух, который, казалось, в один миг стал совсем ледяным. 

— Но ведь так ты умрешь! Пусть даже этот демон практикуется тысячи лет, вступив в отношения с нечистью, ты обречен на гибель! — выкрикнул Сюй Минши.

— Я знаю, — тут же отозвался Шэнь Цинсюань, словно с легкостью читал его сердце, как открытую книгу. — Он сказал мне.

— Он… — тупо повторил Сюй Минши.

— Я — не ты, и прекрасно знаю, что делаю. Тебе не нужно беспокоиться обо мне, — Шэнь Цинсюань опустил с вызовом вскинутый подбородок и, задумчиво взглянув на него, спокойно напомнил, — ты должен вернуться и похоронить ту пару.

Сюй Минши отступил на два шага, словно получив сильнейший удар в грудь. В его взгляде ясно читалось нежелание поверить и смириться. После затянувшейся паузы он вдруг громко топнул ногой и, развернувшись, выбежал прочь из комнаты.

Ласково гладя по шерсти сладко спящего у него на руках волчонка, Шэнь Цинсюань какое-то время сидел в полной тишине. Наконец, вздохнув, он пробормотал, обращаясь к посапывающему пушистому малышу: 

— Он ушел, и теперь я даже не знаю, сможет ли он выжить и вернуться, — про себя он подумал, что хотя сейчас этот волчонок мил и послушен, никому не известно, что произойдет в будущем. Пожалуй, скорее всего, когда этот малыш вырастет, он захочет отомстить Сюй Минши.

С такой проблемой на руках Шэнь Цинсюань действительно начал волноваться. Ведь пока Сюй Минши искренне беспокоился о нем, единственным, о ком думал он сам, был И Мо.

Учитывая холодный темперамент И Мо, может ли он поручить ему заботу об этом волке? Даже если в итоге тот воспитает его отрешенным от мира и холодным оборотнем, идущим по пути далеком от праведности, змеедемон, без всякого сомнения, найдет способ контролировать юного оборотня. А к тому времени, когда этот волчонок достигнет духовного уровня принятия человеческой формы, даже кости Сюй Минши превратятся в тлен.

Очень гордый собой, Шэнь Цинсюань растянул губы в лисьей ухмылке и довольно прищурился.

В этот самый миг наслаждающийся купанием в горячем источнике И Мо внезапно открыл глаза и громко чихнул.

Интуитивно почувствовав причину своего внезапного  «недомогания», И Мо выбрался из воды, одним взмахом руки облачился в свои любимые темные одежды и направился прямиком в городскую резиденцию семьи Шэнь.

Освещенный ярко сияющими фонарями дом был наполнен смехом, веселым гомоном и атмосферой праздника.

И Мо уже сбился со счета, сколько раз его быструю поступь замедляли благожелательные приветствия слуг и гостей:  «С Новым Годом, молодой господин И!»

Шэнь Цинсюань ждал его в своей комнате. Повернувшись, он посмотрел на него сияющими от счастья глазами и с улыбкой сказал:

— Ты пришел.

Перевод: Feniks_Zadira

< Глава 24  ОГЛАВЛЕНИЕ  

Глоссарий "Встретить змею» на Google-диске

Наши группы (18+): VK (закрыто под 18+), ДайриTelegram и  Дзен (посты закрыты под подписку)

Добавить комментарий

18+ Контент для взрослых