ТОМ I. Глава 70. Возвращение этого достопочтенного. Новелла: «Хаски и его Учитель Белый Кот»

Просмотров: 86

Глава 70. Возвращение этого достопочтенного

В каком бы состоянии не был Чу Ваньнин, он никогда бы не позволил кому-то контролировать себя, и его уж точно никак нельзя было назвать нуждающимся в защите слабаком. Из маленькой ладони вырвалась золотая вспышка. Мо Жань заметил, что в руке маленького брата появилось какое-то оружие, но оно так быстро исчезло, что он так и не смог понять, что же это было. В один миг запястье Сяо Маня было рассечено!

Парень в ужасе закричал и тут же отступил назад. Теперь не только его нога, но и рука были повреждены. Чу Ваньнин поднялся с пола. Хотя он пытался скрыть свои эмоции, на лице все равно можно было ясно прочитать обуревающие его ярость и стыд. Детское лицо побелело от злости, губы беззвучно двигались. Казалось, он хотел что-то сказать, но никак не мог подобрать слов. Наконец, он просто отвернулся от Сяо Маня.

Пришедший в себя Мо Жань бросился вперед и обнял ребенка.

— Младший брат, как ты? Ты не ранен?

Чу Ваньнин в его объятьях молча покачал головой. От отвращения он все еще не мог говорить.

Как бы то ни было, этот дрянной человек жил двести лет назад и был не более чем оживленной в иллюзии марионеткой. Чу Ваньнин вытер с лица капли чужой крови и сказал Мо Жаню:

— Сам видишь, сидеть здесь тоже опасно. Поэтому лучше я пойду с тобой. С моими навыками в бою я не буду тебе обузой.

Мо Жань много раз слышал от Сюэ Мэна о невероятных способностях маленького брата, однако не в его натуре было верить кому-то на слово. Хотя последние события открыли ему глаза, и он был в полном восторге…

— Ты нереально крут, но…

— Я разбираюсь во всех видах оружия и боевых приемах, поэтому смогу направлять тебя! — перебил Чу Ваньнин.

— Но…

Чу Ваньнин поднял на него глаза:

— Просто доверься мне всего один раз.

— …

— Старший брат[1]

Чу Ваньнин изначально хотел усилить эффект этого обращения, вложив в него всю доступную ему искренность. Однако, неожиданно, хрипотца, проявившаяся в звонком детском голосе, превратила это обращение во что-то излишне интимное, даже несколько кокетливое. Сам Чу Ваньнин изумился тому, как это прозвучало.

Мо Жань также был ошеломлен:

— Эээ…. — он нервно взъерошил свои волосы и, пряча смущение, закрыл лицо ладонью. Прошло довольно много времени, прежде чем наконец выдавил: — Это… ну… я боюсь, что… ты, что…

Впервые за две жизни именно этот ребенок обратился к нему так нежно и искренне, разбудив в нем это невероятное чувство родства с другим человеком. Как будто они с Ся Сыни в самом деле были братьями по крови.

Если император бессмертных Тасянь-Цзюнь ненавидел кого-то, то ненавидел от души до мозга костей. Однако с теми, кого этот человек любил и лелеял в своем сердце, он был нежен, заботлив и щедр без меры. Поэтому Мо Жань долго растерянно чесал голову, прежде чем присел на корточки перед Чу Ваньнином и посмотрел на него. Кончики его ушей были красными от смущения, когда он подумал:

«Если бы у меня на самом деле был такой кровный младший братишка, я бы не был так одинок».

Наблюдавший за реакцией на свои слова Чу Ваньнин, немного сомневаясь, все же неуверенно сказал:

— Старший брат[1].

Это звучало более сердечно, чем просто «старший брат».

Мо Жань схватился за голову, пытаясь обуздать поток нахлынувших чувств:

— …

В этот момент внимательно наблюдавший за ним Чу Ваньнин ясно осознал, где слабое место Мо Вэйюя. В глазах Мо Жаня он был всего лишь маленьким ребенком, поэтому для достижения своей цели мог позволить себе, не теряя лица, спокойно, позвать:

— Брат[1].

— …

— Братишка[1].

— …

— Братишка Мо Жань.

1
[1] Чу Ваньнин обращается к Мо Жаню, постепенно увеличивая «градус» интимности:

сначала 师兄 шисюн — брат-наставник, старший брат (используется при официальном обращении);

потом 师哥 шигэ — старший соученик, старший брат ( используется при личном общении);

и, наконец, самое интимное: 哥哥 гэгэ — старший брат, братец, братишка, муженек, мой парень.

— Ааааа! Ладно! Ладно! Пойдем вместе! Я возьму тебя с собой! Перестань! — пунцовый от смущения Мо Жань вскочил на ноги и потер руки, пытаясь прогнать стада бежавших по телу мурашек. — Пойдешь ты со мной! Пойдешь! Ты такой потрясающий и такой невыносимый! Боже мой!

Чу Ваньнин решил ковать железо пока горячо и, поднявшись с поленницы, не спеша направился мимо Мо Жаня к выходу.

— Пошли… — на лице его играла еле заметная довольная улыбка.

Позади него Мо Жань пробормотал:

— Где он научился этому трюку, а? Вот так взял и обезоружил меня своей лестью. Надо же…

После того, что случилось с Чу Сюнем, Чу Ваньнин чувствовал себя скверно, но теперь мрак в его душе немного рассеялся. Тут Мо Жань вдруг спросил:

— Кстати, маленький брат, ты же что-то хотел мне рассказать?

Чу Ваньнин оглянулся и безразлично ответил:

— А… это…

— Что?

— Я уже забыл.

— …

— Как только я вспомню, обязательно скажу тебе, братишка Мо.

Мо Жань тут же замахал руками:

— Ааа! Перестань! Просто зови меня старшим братом! Достаточно, если ты будешь обращаться ко мне просто «старший брат»!

Глаза Чу Ваньнина, когда он посмотрел на Мо Жаня, были похожи на глубокие омуты, а в уголках губ притаилась легкая улыбка. С деланным безразличием, он сказал:

— Как скажешь, старший брат… Эта иллюзия основана на памяти выживших, а они уже покинули Линьань. Иллюзорный мир скоро исчезнет, а значит призрачный князь вот-вот появится.

— И то правда! Как только убьем его, сможем вернуться, да? А там уже нужно будет выяснить, кто за всем этим стоит. Кто-то же сделал эту иллюзию реальностью и пытался отнять наши жизни!

Чу Ваньнин еле заметно кивнул:

— К счастью, мы видели, как призрачный князь сражался с Чу Сюнем, и, судя по всему, он не так уж и могущественен. Возможно, этот Князь самый слабый из девяти владык Призрачного Царства. Кроме того, как бы хорошо наш враг не подготовил эту ловушку, он думает, что я всего лишь обычный шестилетний ребенок, и точно не ожидает, что в случае чего, я могу оказать тебе реальную поддержку в этом иллюзорном мире.

Мо Жань послушно кивнул:

— Да, это верно.

— С какой стороны не посмотри, этот скрытый в тени кукловод, разрабатывая свой план, совершенно не брал в расчет меня. А это значит, он хочет навредить только тебе, старший брат.

Мо Жань еще сильнее закивал головой, как будто хотел проломить ею стену иллюзорного мира:

— То, что ты говоришь, очень логично.

— Старший брат, после того как мы выйдем из иллюзии, нужно обязательно тщательно расследовать это дело и предупредить Сюэ Мэна. Сейчас в Райской обители небезопасно. Ты должен быть предельно внимателен ко всему, что происходит. Ладно, сейчас не время для разговоров. Пошли и решим эту проблему. Я буду стараться не быть тебе в тягость. Прошу, старший брат, вытащи меня из этого пропащего мира.

Все произошло по сценарию Чу Ваньнина.

Примерно в четыре часа утра бойня внутри городских стен уже почти завершилась.

Небесная гладь раскололась, и из открывшейся кровавой пропасти вырвался столб черного дыма. Ударившись о рыночную площадь Линьаня, дым сгустился, сформировав хлипкую сгорбленную фигуру.

У этого существа были кроваво-красные глаза и мертвенно-бледная кожа. Одна часть его тела сохранила прижизненный облик, тогда как на второй остались лишь белые кости, без следа плоти. Держа в руке большой черный штандарт, он шагал по усеянному трупами древнему городу, поглощая ненависть, обиду и боль недавно умерших людей.

Мо Жань из тени внимательно всмотрелся в лицо призрачного князя.

— Это и правда он? — в тихом голосе промелькнули нотки ликования.

Чу Ваньнин прекрасно понимал причину его радости, однако, если он планировал и дальше сохранять в тайне свою истинную личность, то должен был вести себя как шестилетний ребенок, который просто не может знать некоторые вещи.

Поэтому Чу Ваньнин сделал вид, что не понимает, чему радуется Мо Жань и, вопросительно посмотрев на него, спросил:

— Кто?

— Твоя догадка оказалась верна. Судя по всему, это Девятый Призрачный Князь — самый хилый среди всех властителей преисподней, — Мо Жань наклонился к окну, вглядываясь в горбатую тень вдалеке. — Это точно он. Нам повезло!

— Старший брат, каковы наши шансы на победу?

— Девять из десяти. Точнее сейчас не скажу.

Чу Ваньнин незаметно улыбнулся.

Конечно, он знал, что в Призрачном Царстве девять призрачных князей, и Владыка Череп был самым слабым из них. Хотя, когда речь идет о властителях Преисподней, пренебрежительно относиться к любому из них мог только очень глупый человек. Даже используя опыт Мо Жаня и божественное оружие, ему все равно было довольно трудно справиться с Владыкой Черепом в одиночку.

Однако человек, который замышлял против Мо Жаня, точно не рассчитывал на то, что сопровождать его будет не просто шестилетний ученик с Пика Сышэн, а сам Старейшина Юйхэн.

Как раз в тот момент, когда они собирались выбить дверь и вступить в бой, позади раздался еле слышный стон:

— Помогите…

— Ох, он все еще жив? — удивленный Мо Жань обернулся, чтобы увидеть скрюченное тело Сяо Маня.

— Я не хочу умирать… папа… я не хочу…

Чу Ваньнин посмотрел на юношу как на бездушную кучу тряпья и покачал головой:

— Парень должен был умереть, еще когда вошел в этот дом. Единственная причина того, что он все еще жив, это то, что мы спрятались в этом месте и убили преследовавших его мертвецов. Значит мы все же можем вмешиваться в течение событий в этом иллюзорном мире.

— Эх… если бы он… если бы двести лет назад этот парень не стал предателем, думаешь, Чу Сюнь остался бы жив? И Линьань мог не превратиться в руины…

— Может быть…

Однако, они оба понимали, что все происходившее сейчас, дела давно минувших дней. Сейчас их главной целью было победить князя призраков, чтобы выйти из иллюзорного мира. Мо Жань и Чу Ваньнин, расчистив путь от трупов, покинули хижину и двинулись навстречу призрачному князю.

Выйти из иллюзии оказалось не так уж и сложно.

Мо Жань, получив четкую цель, направил свое оружие на Владыку Черепа и быстро захватил инициативу. Наблюдая яростную схватку этих двоих, Чу Ваньнин почему-то почувствовал тревогу.

Он вовсе не беспокоился за Мо Жаня. Благодаря его наставлениям, тот уверенно теснил своего противника. Однако Чу Ваньнин все яснее понимал…

Скрывающийся в тени противник слишком хорошо владел ситуацией…

Их противник знал, что представляет собой иллюзия юйминь, и был уверен, что Мо Жаню и его спутнику будет трудно покинуть ее живыми. Однако, он не использовал более мощные и прямые методы, чтобы убить Мо Жаня. Возможно, замысел был в том, чтобы обставить все так, будто ученики Пика Сышэн случайно погибли из-за несчастного случая во время прохождения испытания.

Кто в этом мире готов тратить столько сил, чтобы убить Мо Жаня?

Первая мысль, приходящая в голову, что это опять происки фальшивого Гоученя с озера Цзиньчэн…

Чу Ваньнин наблюдал за схваткой между Мо Жанем и князем призраков. Небо светлело, и с наступлением рассвета слабела сила призрачного князя. Вскоре он уже не мог больше держаться, и исход битвы был предрешен.

Наблюдая за творящим заклинания Мо Жанем, среди столпившихся у места битвы привидений и оживших мертвецов Чу Ваньнин вдруг заметил лицо живого человека.

— Кто ты!?

Человек стоял очень далеко. Он накинул капюшон, скрыв лицо в его тени, и смешался с толпой трупов. Все, что можно было разглядеть с этого расстояния: острый подбородок, нежный изгиб губ и прямой нос с красивым изгибом переносицы.

С первого взгляда Чу Ваньнин мог сказать, что незнакомец вел себя странно, совсем не так как остальные люди в иллюзии. Он не защищался и не нападал, просто стоял, прикрывая лицо рукой, и исподлобья наблюдал за Мо Жанем и Чу Ваньнином. Когда мужчина поймал взгляд Чу Ваньнина, то слегка улыбнулся, затем, подняв руку к шее, сделал удушающий жест и провел ребром ладони по горлу в легко читаемом «убью».

Чу Ваньнин мрачно выругался себе под нос и бросился ловить этого человека.

Язвительная ухмылка обнажила ровные белоснежные зубы скрытого плащом незнакомца. Ярко-красные губы беззвучно произнесли «откланиваюсь», прежде чем человек сделал шаг назад и буквально растворился в толпе.

— Стой!

Это было бесполезно. Приближающийся рассвет окрасил небо в цвет брюха мертвой рыбы.

Битва между Мо Жанем и князем призраков подошла к концу. Накинув Цзяньгуй на шею Владыки Черепа, он натягивал его до тех пор, пока голова не отделилась от тела. Когда черная вонючая кровь брызнула на землю, пейзаж перед глазами Чу Ваньнина и Мо Жаня начал стремительно меняться. Их тела подбросило вверх, и они смогли увидеть панораму разрушенного Линьаня двухсотлетней давности. Потом перед глазами все поплыло, превратившись в мелькание калейдоскопа вспышек.

Громыхнуло.

Когда Чу Ваньнин снова упал на землю, то обнаружил себя внутри той же пещеры, откуда они попали в иллюзорный мир. Мо Жань лежал рядом. Все его тело и одежда были покрыты бурыми кровавыми пятнами и разводами, однако серьезных ран видно не было. Обессиленный юноша лежал на боку рядом с Чу Ваньнином и смотрел на него своими обжигающими черными глазами. Спустя какое-то время Мо Жань все же смог поднять руку и легонько щелкнул ребенка по лбу:

— Мы выбрались.

Чу Ваньнин кивнул, но выражение его лица оставалось тревожным:

— Хм… только что там я видел живого человека.

— Кого?

— Очень странный тип. Думаю, именно он сделал реальной иллюзию юйминь.

Мо Жань медленно поднялся и внимательно посмотрел на него:

— Ты его видел? Смог разглядеть! Знаешь, кто он? Как выглядит?

Чу Ваньнин нахмурил брови, и покачал головой:

— Он натянул капюшон, я не смог рассмотреть его. Но, судя по фигуре это молодой мужчина, худой, с острым подбородком…

Половина фразы застряла у него в горле.

Внезапно он понял, что эта часть лица ему знакома. Казалось, давно где-то он все же видел такой подбородок. Однако, Чу Ваньнин отдавал себе отчет, что может ошибаться, ведь он видел лишь часть лица, и мало ли похожих людей на свете. Человек был слишком далеко, чтобы теперь он мог утверждать, что в самом деле сможет опознать этого мужчину при встрече.

Из глубоких раздумий его вывел Мо Жань. Хлопнув Чу Ваньнина по плечу, тот позвал:

— Младший брат.

— Что случилось?

— Посмотри туда…

Голос Мо Жаня звучал как-то слишком низко и настороженно.

Чу Ваньнин поднял голову и посмотрел в указанном направлении.

Там была Восемнадцатая.

Подвешенная на выходе из пещеры. Глаза ее были выпучены, обутые в шелковые туфельки ноги парили в воздухе. Юйминь была мертва. В пещере не было ветра, но тело мерно покачивалось из стороны в сторону, что однозначно указывало на то, что повесили ее здесь совсем недавно. Человек, который ее убил, вряд ли мог уйти далеко.

Но больше всего поразило Чу Ваньнина и Мо Жаня оружие, что сжимало ее шею.

Это была ивовая лоза.

Мерцающие алым духовным огнем листья, подобно острым ножам, впивались в мертвое тело. По лозе время от времени пробегали огненные искры и стекали капельки крови.

Цзяньгуй!

Тем, что сломало шею Восемнадцатой и подвесило ее над входом в пещеру, было божественное оружие Мо Жаня — Цзяньгуй.

Переводчики: Lapsa1, Feniks_Zadira

< Глава 69  ОГЛАВЛЕНИЕ  Глава 71 >

Глоссарий «Хаски» в виде таблицы на Google-диске

Арты к главам 61-70

Наши группы (18+): VK (частное), Telegram, Blogspot

Поддержать Автора (Жоубао Бучи Жоу) и  пример как это сделать

Поддержать перевод: Patreon / Boosty.to / VK-Donut  (доступен ранний доступ к главам).

Добавить комментарий

18+ Контент для взрослых
Не копируйте текст!