“Честный”. Глава 9. Ненавижу, ненавижу, ненавижу, я … тебя… ненавижу!

– Я… правда… убил… его… 
– Ты хорошо справился. Выучил урок, Ма Ке?
– Не…нена…вижу… ненавижу, я … тебя… ненавижу…

Он думал, что они поедут домой, но почему-то Кларк остановил мотоцикл около черного входа в “Черную Орхидею”. Ма Ке также заглушил мотор и удивленно посмотрел на Кларка. Тот усмехнулся и сделал приглашающий жест. Похоже, хочет отметить их “воссоединение” особым образом, а в “Орхидее” самый большой ассортимент любимых “игрушек” Ли.
Ма Ке вернул Кларку ухмылку и бодрой походкой вошёл в распахнутую перед ним дверь. Наверное, прав был Чоу, когда называл его извращенцем и шлюхой, раз перспектива продолжения вечеринки в садо-мазохистском стиле его не только не пугала, но даже немного возбуждала. Ма Ке мог бы врать Чоу, но не себе: секс с Кларком был не всегда приятным, но определенно экстремальным и незабываемым.
В клубе ничего не изменилось, как будто и не было той облавы полгода назад. Наоборот, кажется, стало даже более оживленно. Он хотел сказать об этом Кларку, но музыка была такой громкой, что любые слова тонули в ней. К удивлению Ма Ке Кларк увлек его не в “их” комнату для игр, а в переговорную. Там за столом их уже ждали Кин и люди, в которых Ма Ке с удивлением опознал боссов трех конкурирующих с бандой Ли группировок. Они обменялись вежливыми приветствиями. 
Хотя было общеизвестно, что эти люди враждовали, на самом деле всех их связывали давние деловые отношения, а сами банды по факту были своего рода филиалами одной организации с общими целями и интересами. Ма Ке давно подозревал об этом и сейчас, наконец, смог убедиться в правильности своих предположений.
Кларк сел во главе стола, а Ма Ке занял свободный стул рядом с ним.
Все молчали и чего-то ждали. Ма Ке чувствовал, что взгляды всех присутствующих так или иначе сходятся на нём и ощутил ещё больший дискомфорт. Он не верил, что Ли сольет его. Однако сама ситуация нервировала.
Наконец, в дверях появились два дюжих парня из банды Кларка, которые буквально несли третьего. Сердце Ма Ке ухнуло куда-то вниз, когда он узнал в нём агента полиции, которому довольно долго удавалось оставаться незаметным работником кухни “Орхидеи”. С большим трудом, но ему удалось сохранить невозмутимое лицо, даже когда парня бросили рядом с ним.
Кларк лениво обвел взглядом собравшихся:
– Мы собрались здесь, чтобы пресечь все слухи о причастности моего человека к облаве на клуб и сдаче партии товара.
– И как же вы намерены это сделать, Кларк? Против вашего… хм… человека слишком много фактов, – босс Ван с любопытством посмотрел на безмятежно улыбающегося босса Ли.
Кларк указал на мужчину, которого его люди заставили встать на колени прямо напротив Ма Ке:
– Эта крыса сливала информацию копам. Уже доказано, что именно он выкрал данные с камер накануне облавы. По этой причине, хотя мои люди и стерли все записи до того как накрыли серверную, часть данных попала в руки полиции. Я не снимаю с себя вины за утечку, но сейчас мы ужесточили контроль и подобное не повторится. Ущерб компенсирован. Нужные нам люди не пострадали.
Босс Ван кивнул. Другие также теперь выглядели более расслабленными. Кларк продолжил.
– Что касается моего человека, накануне, а также во время зачистки и обысков он неотлучно находился при мне.
– Мы не имеем оснований сомневаться в ваших словах, глава Ли, – босс Лау была единственной женщиной среди собравшихся. Со свойственной ей бесцеремонностью она задала вопрос волновавший всех. – Без сомнения он не причастен к этому инциденту. Но это не объясняет откуда полиции стало известно о месте и времени передачи товара. Насколько мне известно тогда именно этот ваш человек курировал перехваченную поставку. И разве позднее он не был заявлен как свидетель со стороны обвинения в процессе против вас?
Кларк кивнул. 
– На украденных записях была информация о поставке. Мы с моим человеком обсуждали это… в неформальной обстановке. Я был слишком самонадеян и не снялся с контракта, когда ситуация вышла из-под контроля. Всё случившееся моя вина и потери будут компенсированы втройне из моих личных активов.
Ма Ке ошеломленно посмотрел на Кларка. Они никогда не обсуждали дела в клубе, тем более это дело. Кин предъявлял ему только за свидетельские показания в суде, а теперь по всему выходило, что Кларк знал, что именно он сдал поставку. Глупо было бы надеяться, что потянув нитку, не размотается клубок. От его легенды остались одни ошмётки. Неужели, даже зная правду, Кларк решил прикрыть грехи Ма Ке, взяв всю вину на себя?
– Есть информация, что ваш человек не просто работал на полицию, а… сам является полицейским, – неожиданно для всех вступил молчавший до этого момента босс Ян. 
– Конечно, кому как не вам знать об прошлом Ма Ке, старейшина Ян, ведь вы сами до прихода в наш бизнес работали в полиции… 30 лет, я не ошибаюсь? – Кларк чуть поднял бровь, но Ма Ке видел, как сжалась его рука под столом. Напряжение буквально искрило.
– Показываешь зубы, щенок, – одобрительно крякнув, босс Ян и поднял руки. – Ладно-ладно, есть люди, за которых стоит бороться. Защищаешь своего человека, понятно, но мы все ещё не услышали его самого? – взгляд почти бесцветных глаз переместился на Ма Ке. Тот почувствовал себя так как будто его вскрыли и вывалили внутренности на стол на всеобщее обозрение.
– Верен ты главе Ли, мальчик? Готов ли убить за него? 
– Да, – что ещё оставалось ему сказать.
Босс Ян долго смотрел в глаза Ма Ке, потом кивнул Кларку:
– Пусть докажет.
Ли осклабился, переглянулся с Кином и бросил охранникам, державшим пленника: 
– Поднимите его! 
Ма Ке в ужасе уставился на него, а потом на пистолет в руках Кларка. Тот низко склонился к уху Ма Ке и прошептал:
– Его жена беременна, дочери пять. Убьешь быстро, не трону… 
Рукоять пистолета все ещё хранила тепло руки Кларка. Похоже все это время Ли сжимал оружие в руке. А теперь передал Ма Ке, чтобы тот убил за него.
Ма Ке приставил дуло ко лбу полицейского, который даже не пытался умолять о пощаде. Его взгляд был остекленевшим и безразличным. 
– Стреляй! – приказал Кларк. И Ма Ке нажал на курок.
Густая кровь брызнула на скатерть. Он почувствовал горячую влагу на щеках и поднял руку, чтобы стереть её. Его чуть не стошнило. Кровь была везде – на руках, на лице на одежде. Лица людей вокруг поплыли, превращаясь в гротескные маски.
Кларк махнул рукой и труп быстро унесли. Ма Ке безучастно смотрел на свою руку красную от крови человека, которого он только что убил. Первая жизнь, которую он отнял. Через силу перевел взгляд на пистолет во второй руке. Кровь, везде кровь. Горло скрутил спазм, но он подавил его и ещё крепче сжал рукоятку оружия. В пистолете ещё есть пули.
На самом деле он бы мог закончить это всё прямо сейчас. Ма Ке медленно поднял оружие и навел его на улыбающееся лицо Кларка. Тот даже не пытался защититься, только насмешливо приподнял бровь. Рука дрогнула, потом одним движением Ма Ке приложил дуло к виску и спустил курок. Ничего не произошло. Издевательский смех Кларка звучал в ушах. 
Пистолет выпал из руки. Ма Ке как безвольная кукла осел на стул. Он уткнулся лбом в пятно крови на столе и закрыл голову руками. Но издевательский смех все ещё звучал в ушах, даже когда Кларк перестал смеяться.
Он слышал, что Кларк что-то говорит, но слова утонули в гуле крови, пульсирующей в ушах. 

Ма Ке очнулся уже дома, в их с Кларком кровати. Ли сидел рядом и держал его за руку. Обычно невыразительное в плане эмоций лицо выражало самое искреннее беспокойство. В какой-то момент Ма Ке показалось все, что случилось в “Черной Орхидее”, ему только приснилось. 
Память услужливо подбросила вереницу образов: вот Кларк с Кином тащат его в машину. Темный салон пропах кровью или это он сам. Его опять несут. Сильные руки так знакомо и быстро раздевают его. Горячая как кровь вода льется сверху на сжавшееся в позе эмбриона тело.И запах, этот запах, который кажется повсюду и навсегда въелся под кожу. И опять руки, которые тащат, бьют, мнут, гладят. Потом, кажется, пришел доктор и вколол ему что-то. Транквилизатор? И стало тихо, стерильно… хорошо. 
– Я… правда… убил… его… – слова давались с трудом. 
– Ты хорошо справился, – ладонь Кларка накрыла его лоб. Сознание все еще было слишком заторможено, тело не слушалось, но Ма Ке попытался сбросить руку Кларка. Не вышло. Он почувствовал, как вторая рука ублюдка, обхватывает его шею.
– Ты же выучил урок, Ма Ке? – прошептал Кларк, чуть сжимая ладонь. Большой палец нежно погладил бившуюся под кожей сонную артерию.
– Не…нена…вижу, – собрав все силы, глядя в блестящие каким-то сумасшедшим ликующим блеском глаза.
Поцелуи Кларка всегда были больше похожи на укусы. Они не ласкали, но ранили. Как раскаленное тавро, которое снова и снова оставляло ожоги не на теле, но на душе. И принимая это наказание, Ма Ке мог лишь плотно смежить веки и твердить внутри себя: “ненавижу, ненавижу, ненавижу, я … тебя… ненавижу”.

СОДЕРЖАНИЕ | CONTENT

<<<<< Глава 8. Желания, упавшие в море.
Глава 10. Я буду тебе всегда отвечать. >>>>>
Liked it? Take a second to support admin on Patreon!
spacer

Добавить комментарий