“Честный”. Глава 8. Желания, упавшие в море.

– Неужели у тебя совсем нет желаний? Смотри, сколько их уже упало в море!
– Если я буду просить слишком много, то не сбудется ни одно.

 

Было уже далеко за полночь, когда Ма Ке попрощался с друзьями и собрался вернуться в свою квартиру. Перед встречей с Кларком нужно было привести себя в порядок и подготовиться. 
Он как раз поворачивался к мотоциклу, когда сильный удар в челюсть сбил с ног. Вмиг потемнело в глазах. Потеряв ориентацию в пространстве, Ма Ке повалился на землю. Он попытался сфокусироваться на нападавшем, но все плыло и в ушах звенело. Впрочем, он ведь прекрасно знал кто именно его приложил и за что. Ребята из байк-банды, похватав биты, уже бросились на его обидчика. Ма Ке поднял руку, останавливая их, потом усилием воли поднял голову и осклабился. Кларк Ли сиял такой ослепительной ухмылкой, что Ма Ке даже стало завидно, ведь из-за разбитой губы, ему вряд ли удастся её вернуть. Байкеры все ещё рвались в бой, поэтому Ма Ке окрикнул:
– Хей, парни, это наши дела! Помощь не нужна!
Он протянул руку Кларку. Тот помог ему подняться, сжав кисть так, что Ма Ке пришлось до скрипа сцепить зубы в притворной улыбке, чтоб не взвыть в голос. Байкеры, которые знали Кларка по ночным заездам, тоже его узнали. Посыпались приветствия и шутливые подначки, нашлись даже поклонники новоявленной “звезды” экрана. Ли за словом в карман не лез и отвечал в той же дружеской манере. Ма Ке же просто стоял рядом и пытался поставить сотрясенный ударом Кларка мозг на место. Не улучшало ситуацию и то, что Кларк продолжал держать его ладонь, то и дело сжимая так, будто хотел её сломать. И все это с обаятельнейшей улыбкой. Кажется, за те полгода, что они не виделись, Кларк в совершенстве выучил науку лицемерия. Наконец, все байкеры разъехались и, глядя в спину последнему из них, Ма Ке спросил: 
– Здесь или до дома дотерпишь? 
Кларк отпустил его руку. 
– Поехали на наш маяк, – голос звучал как-то непохоже на Кларка. Ма Ке чуть повернул голову, но лицо Ли опять ничего не выражало. 
– Не боишься, что сбегу?
Кларк приподнял бровь, как будто говоря “попробуй”. А потом медленно, с ленцой, так, чтоб каждое слово дошло до Ма Ке:
– Вчера было день рождение у твоей сестры. Было очень неправильно не поздравить её. 
– Ты… – Ма Ке почувствовал как кровь бросилась в лицо. – Не трогай их! Слышишь? Делай со мной, что хочешь, но мою семью… не надо. 
Кларк поднял перед собой руки и хотя голос был полон заботы в глазах была только едкая насмешка:
– Я очень дорожу твоей семьей, Ма Ке.
– Что ты сделал!? – голос сорвался. Ма Ке сжал кулаки, как никогда желая броситься на Кларка и перегрызть ему глотку. 
– Просто подарил твоей милой сестричке то, что она хотела. Девочки-подростки так любят внимание, особенно такие красивые, как твоя сестра. 
Весь боевой запал вышел из Ма Ке как гелий из проткнутого воздушного шарика.
– Чего ты хочешь? – устало и обреченно. Ма Ке больше не хотел играть в какие-то игры. Кларк всего парой слов сломил любые возможные попытки сопротивления с его стороны. Осталось лишь отдаться на милость победителя. Впрочем, он с самого начала знал, что так и будет. 
– Мы поедем на наш маяк. Я хочу посмотреть на звёзды.
Кларк поймал удивленный взгляд Ма Ке.
– Из-за тебя я слишком долго их не видел. 

Ещё в детстве Ма Ке и А Тин часто сбегали в это место. Они разжигали костер и сидели под звёздами, слушая шум прибоя.
В том августе, казалось, звезды начали падать в море. Ма Ке начал в шутку загадывать желания, а А Тин как всегда молчал.
– Неужели у тебя совсем нет желаний? – спросил Ма Ке. – Смотри, сколько их уже упало в море!
А Тин посмотрел на него без тени улыбки ответил:
– Если я буду просить слишком много, то не сбудется ни одно.
– Но одно-то ведь есть, – не унимался Ма Ке.
– Есть…
– Ну?
– Чтобы мы всегда были вместе.
Ма Ке расхохотался. Какое глупое желание. Они в любом случае всегда будут вместе, ведь они настоящие друзья. Самые-самые.
А Тин взял его за руки и наклонился так низко, что их ресницы соприкоснулись, а потом…

Ма Ке кисло улыбнулся, стирая остатки спермы с губ и подбородка. Конечно, на маяке считал падающие звезды только Кларк, а ему пришлось работать над “спецэффектами”. 
Делать минет Ма Ке давно было не в новинку. Он даже научился получать свою долю кайфа, играя на инструменте Ли так, что тот терял голову. Да и вкус спермы Кларка – чуть солоноватый, с запахом, который сложно описать – Ма Ке даже нравился. Однако сегодня Кларк и тут не дал ему отыграться. Он так активно участвовал в процессе, что был момент, когда Ма Ке показалось, что Ли ему членом горло пробьет навылет. 
Кларк толкнул его по направлению к давно заброшенному маяку, и Ма Ке послушно пошел. За эти три дня на свободе Кларк мог бы успеть компенсировать свой полугодичный целибат, но Ма Ке уже понял по “аперитиву”, что похоже отдуваться придется всё-таки именно ему. И даже не было стыдно, что от одной мысли о том, как именно Кларк может заставить его заплатить, у него самого встало. Сейчас Ма Ке просто нестерпимо хотелось ощутить большой и толстый член внутри себя и насаживаться на него снова и снова, как последняя шлюха. Выбрав подходящее место, где штукатурка ещё не облезла, не оборачиваясь и не дожидаясь указаний от Кларка Ма Ке сам расстегнул ширинку и спустил штаны. Долго ждать не пришлось.
Уже два месяца у Ма Ке не было мужчины, а разрабатывать и готовить его на этот раз никто не собирался. Со своими играми в прятки, у него даже не было шанса подготовиться к встрече с членом дорогого “муженька”. А стоило бы! Ма Ке зашипел от боли, но упрямо поддался навстречу Кларку, ускоряя проникновение и усиливая боль. Что касается Кларка, то он совершенно не заботился об удовольствии Ма Ке и трахал его так яростно, что тот пару раз приложился головой о стену. Когда Ли кончил, то вытащил свой член, и наклонив к себе совершенно обессиленного Ма Ке, вставил ему в рот, заставляя вылизать его и высосать остатки спермы. 
Но вот чего он не ожидал, так это, что Ли вдруг притянет его к себе и поцелует. И что этот рот, что умел только ранить, будет таким нежным. Ма Ке даже успел на несколько секунд закрыть глаза, отдаваясь такой непривычной ласке. Так некстати в памяти всплыл их первый поцелуй пятнадцать лет назад. А он думал, что забыл, стер его из памяти и похоронил, также как образ того серьезного мальчика, который здесь, на этом самом месте, украл его первый поцелуй. 

Сейчас, когда они вдвоем сидели на камнях, подпирая спинами стену маяка, А Тин как никогда остро ощутил, что все это уже было. Зачем он привёз сюда Ма Ке? Зачем разбередил старые воспоминания, которые важны только для него?
Первая любовь. Первый поцелуй и неловкие объятия. Обещания, забытые уже на следующий день. 
На этом месте он первый раз поцеловал мальчика, который был для него всем миром, у этого маяка Ма Ке обещал, что будет писать ему каждый день. 

– Ты точно не забудешь адрес? – спросил двенадцатилетний А Тин, отбросив докуренный бычок. Он очень старался, чтобы его голос звучал по-взрослому.
– Никогда, клянусь, – пылко и искренне, очень по-детски. А потом чуть обиженно: – Разве я мог бы?
– Знаю я тебя! Давай, напишу адрес на руке! Давай!
А Тин угрожающе сощурился и вытянул руку. Попробуй откажись. Но Ма Ке не стал спорить и доверчиво протянул ему свою измазанную чернилами ладонь. А Тин писал очень медленно, выводя каждую букву и цифру по несколько раз, чтоб не стерлись. Улица, номер дома и комнатки, где ютилась его семья. Ма Ке хихикал, бормотал “щекотно-щекотно же”, и глаза у него были совсем не несчастные. Так уедет завтра в свою новую благополучную жизнь и совсем забудет А Тина. Сцепив зубы, мальчик последний раз обвел номер комнаты и поставил точку.
– Ааааа, больно!” – вскрикнул Ма Ке. – Ты с ума сошёл! – пытаясь вырвать руку. Но А Тин крепко держал тонкое запястье, не в силах отвести взгляда от маленькой красной капельки на ладони. В голове была только одна мысль: “Если я вырежу адрес ножом, то Ма Ке не забудет меня. Точно не забудет!”
Потом каждый раз, проверяя почтовый ящик в ожидании письма, А Тин жалел лишь об одном: что так и не решился достать заточку. 

-Почему ты ни разу не написал мне? – вопрос прозвучал неожиданно для него самого. Разве он не обещал себе сотни раз, что никогда не унизится до вымаливания причины. 
– В изолятор? – Ма Ке удивленно посмотрел на него. Потом усмехнулся: – Я что ждуля какая? Вы с Кином, конечно, можете сколько угодно называть меня твоей женой, но писать письма в тюрьму и таскать передачи никогда не буду”
Кларк хмыкнул. Вот он и получил ответ. 
Все сомнения в правильности задуманного ушли. Он знал, что Ма Ке не любит его и не ждет, но с этого дня свобода, жизнь, смерть Ма Ке будут только в его руках. И он никогда больше не сможет стереть и вычеркнуть Кларка из своей жизни.

Маленькие глазки Хина заблестели, ну вот удача! Снова в пачке писем пришло то самое, что он уже в течении двух лет отлавливал среди корреспонденции, которую должен был разносить адресатам.
-Теперь я точно смогу отыграть ещё несколько партий в маджонг, – гадкая ухмылка появилась на круглом лице. Хи стёр пот со лба и слегка подрагивающими пальцами вскрыл конверт. Вытащив банкноты, он смял письмо в комок и швырнул его в мусорное ведро.
Надо сказать, что года два назад, когда в их почтовое отделение пришло первое письмо на этот адрес, оно оказалось надорванным. Из повреждённого конверта явственно торчал край банкноты. Удивленный Хи тогда повертел конверт в руках, и отложил его в сторону. Затем, разложив корреспонденцию в сумку, уселся на велосипед и двинулся по адресам, развозя газеты, журналы, извещения и письма. Доехав до адреса, указанного в письме, он поймал какого-то пацана и спросил, не знает ли он такого человека как А Тин. Выяснив, что это всего лишь мальчишка-подросток из неблагополучной семьи, у которого что отец пьяница и дебошир, что мать – пропащая женщина. Хи потрепал мелкого по волосам, поблагодарив и перепрятал письмо из сумки за пазуху, после чего развернул велосипед и скрылся за углом.

СОДЕРЖАНИЕ | CONTENT

<<<<< Глава 7. Мое счастье все это время было рядом…
Глава 9. Я… тебя… ненавижу! >>>>>

 

 

Liked it? Take a second to support admin on Patreon!
spacer

Добавить комментарий