“Честный”. Глава 10. Буду всегда отвечать.

– Кому ты пишешь?
– Другу…
– И сколько ждёшь ответа?
– Три года.
– Если хочешь… пиши мне. Я буду всегда отвечать!

Больше всего Чао ненавидел в Кларке этот холодный звериный оскал, который люди почему-то путали с улыбкой. Эта усмешка для ослепленного ревностью мужчины была как дразнящая красная тряпка для быка. 
– Сотру её и засуну тебе в жопу, чертов выблядок! – взревел Чоу. – И тебе не поможет ни один адвокат, никто тебя не спасет! Ма Ке никогда не был твоим и не будет, псина безродная! Освобожу его от тебя именно я!
Чоу Чао всё сильнее сжимал руки на мощной шее Ли, вжимая его в бетонный пол камеры. Он наседал, наваливаясь сверху, продолжал душить. 
Хриплый смех, сорвался с посиневших губ Кларка Ли:
– Такой… наивный идиот… думаешь…моя смерть… решит… что-то?
Кларк даже не сопротивлялся, а его придушенный голос все продолжал звучать в ушах и… Чоу, дернувшись, открыл глаза.

 
Вязкая и душная темнота, что стояла в комнате, несмотря на начало октября, окутала его со всех сторон. Сердце стучало как бешеное, мокрые простыни и он, в одних трусах, с сумасшедшими глазами вглядывающийся в темноту. Во рту ощущался привкус крови. Очевидно, что сам прикусил губу, пока спал. 
– Сон? – он выдохнул, не понимая, что в нем сейчас больше облегчения или разочарования. После такого, про то, чтобы  лечь снова, можно забыть. 
Возвращаться на работу нельзя. Это он увидел сейчас как никогда четко. Не выдержит, не даст Ли дожить до суда. Вот только от самосуда над этой тварью не выиграет никто… ни Ма Ке, ни он сам, и даже то самое общество, которое они поклялись защищать. Самое паршивое, что эта ублюдочная тварь, этот упырь был прав. А он, Чоу Чао – действительно идиот, раз не увидел этого раньше. Как ни крути, единственным победителем при любом исходе будет Ли, а они уже проиграли. 
Их жизни разрушены, а Кларк Ли имеет все шансы стать героем нации и жертвой полицейского произвола. При таком раскладе ещё и памятник ему сваяют. А их жизни и будущее пойдут под хвост этому бешеному псу. Чоу от злости повторно прикусил губу изнутри, зашипев от злости и боли. 
Все дела, что курировал и крышевал Кларк вместе с остатками его банды быстренько передадут “нужному” человеку. Вот только заметит ли эту перемену Ма Ке? Успеет ли? 
Если с Кларком что-то случится во время содержания в следственном изоляторе, как быстро найдут где-нибудь на пустыре его неопознанный труп? Ещё один наркоман не рассчитал дозу, такое даже расследовать не будут.
А сам Чоу Чао отправится на зону, как убийца национального героя, а не преступника. Да и хрен с ним всем, он бы сел пожизненно, даже прямо сейчас, если бы был уверен, что Ма Ке сможет жить нормальной жизнью. Хотя нет, не был Чоу Чао готов пожертвовать всем ради высшей цели и даже в мыслях не хотел допускать, что он и Ма Ке будут счастливы порознь. 
Зажмурившись, Чоу принял решение. Зажег в комнате свет и, достав дорожную сумку, стал собирать вещи. Когда сборы были закончены, остановился перед полкой, на которой стояло фото. Они вдвоем с Ма Ке, такие счастливые и наивные, юные выпускники полицейской академии, что считали себя способными сделать этот мир лучше и справедливее. 
Потерпи еще немного, я придумаю, как тебя вытащить из этой задницы. Просто если останусь… сейчас боюсь, что не выдержу и только все испорчу. 
Подхватив сумку, он вышел из квартиры. Было еще раннее утро, но Чоу, сев в автобус, направился не в сторону полицейского управления, а в порт.
Устроить перевод в другой город оказалось достаточно легко. Уже на пароме, отходящем в сторону материка, Чоу набрал шефа. Тот спросонок долго ворчал и костерил Чао на чем свет стоит. Однако с доводами Чоу быстро согласился, обмолвившись, что это даже к лучшему, если в ближайшее время его не будет на городе. Ещё вчера сверху пришел сигнал попридержать его рвение, наложив дисциплинарное взыскание по результатам внутреннего расследования и из-за жалоб, полученных от поверенных тех самых «влиятельных людей». 
Чоу только хмыкнул и сплюнул, перегнувшись через перила. Он чувствовал себя почти Кассандрой. Ему ли не знать от каких уважаемых людей поступили жалобы и кому из них он наступил на «влиятельный хвост». На том и порешили. Шеф дал ему координаты, к кому обратиться на материке, пообещав оформить временный перевод, как дисциплинарное наказание. Чтоб и волки были сыты, и овцы целыми остались. 
– Когда все утрясется, недели через три-четыре сможешь вернуться. 
“Ну да, конечно, мне разрешат вернуться только, когда Ли выйдет на свободу”, – с горечью подумалось Чоу. Он смотрел на сияющий диск солнца, что все выше и выше поднимался над водной гладью, и внутри было очень темно и  холодно. 

А потом его закрутила работа. Материковые оказались толковыми ребятами, у которых было чему поучиться. Однако Чоу ни с кем близко не сходился, предпочитая полное погружение в работу. Только так можно было не вспоминать, не думать о том как там Ма Ке, не сходить с ума от ревности и черной злобы по отношению к Кларку Ли и не видеть больше кошмаров, в которых он убивает эту тварь… и потом видит мёртвые глаза любимого или еще хуже… его обвиняющий взгляд и молчаливую боль и тоску по этому ублюдку. 
Чоу изводил себя на тренировках по рукопашному бою и на стрельбище. Лез под пули, под ножи, раскатывал преступников по асфальту, в редких случаях получая лишь царапины и ссадины. Новые сослуживцы смотрели на него с уважением и даже какой-то опаской. 
– Да ты заговоренный, что ли? – интересовались его коллеги полушутя, с легким оттенком зависти к этому безбашенному парню. Брови на красивом лице Чао сходились и он отрывисто отвечал:  – У меня сильный ангел-хранитель. 
Про себя добавляя: «мой друг, мой брат, мой любимый, я знаю, что он оберегает меня с нашей первой встречи, пока я нужен ему, я не могу умереть». 

Двенадцать лет назад Чоу Чао переехал с родителями в новый город.
Отца опять перевели по работе, и пришлось начинать учебный год в новой старшей школе. Из-за своего характера и излишне смазливой внешности друзей он заводить не умел, а вот от женской половины школы внимания было даже слишком много. На переменах он мечтал хоть куда-то спрятаться от этих стаек щебечущих девчонок-фанаток, что преследовали его по пятам. Самые уверенные в себе красавицы старших классов несли письма с предложением встречаться, подкидывали их в его шкафчик для обуви или в парту. Разумеется, это не нравилось почти большей части мужской половины класса. Чоу предчувствовал, что рано или поздно ему устроят “темную”, хотя драки и не боялся.
В один из дней после седьмого урока он собирался пойти на тренировку, когда в районе заднего двора школы его окружила толпа разозленных одноклассников. Чоу спокойно спустил с плеча школьную сумку и усмехнулся.
– Ты смотри-ка, не побежал, какой смелый!
– Давай, начинай звать мамочку, красавчик!
– Ещё лыбится, ты ж сволочь, сейчас я тебе эту улыбку в задницу заткну!
Кто-то вытащил биту, кто-то обрезок трубы… Чоу нахмурился. Подобные ситуации повторялись из школы в школу, но до этого все разборки ограничивались рукопашным боем.
– Эй! С каких это пор в моей школе забивают стрелку и забывают пригласить меня? – от резкого окрика, нападавшие пришли в небольшое замешательство.
На заднем дворе с грохотом пиная перед собой пивную алюминиевую банку появился ещё один его одноклассник.
Чоу Чао удивлённо смотрел на приближающегося к нему Ма Ке. Вид того выражал полные пофигизм: походка с ленцой, руки в карманах, во рту жвачка, в глазах такой холод, что Чоу поежился.
– Но…босс Ке, тебя не было последние пару дней, а новенький совсем охренел!
– Да он, гнида, никого не уважает…
Толпа расступилась, пропуская лидера. Расстояние между ними стремительно сокращалось.
– Хватит блеять! Реально, овцы! – сплюнул жвачку Ма Ке и, поравнявшись с Чоу Чао, развернулся лицом к одноклассникам.
– Разомнемся? – почти не разжимая губ, спросил Ма Ке у Чоу. В его глазах проглядывал искренний интерес к парню, который понравился ему с первого взгляда. Не было в нём страха или фальши и чем-то он напомнил ему А Тина.
– Почему нет? – пряча ошеломление от внезапного поворота ситуации, произнес Чао. Ма Ке оскалился в ослепительной улыбке и повернулся к замершей в нерешительности толпе.
– Не, я ошибся. Вы не овцы, вы… псины, нюх потеряли! Кто вам позволил поднимать руку на моего брата? Я такого не прощаю!
Выхватив обломок трубы у не ожидавшего такого поворота паренька, он нанес серию коротких и быстрых ударов. Толпа бросилась врассыпную. Получившие “ласку” от босса держась за ушибленные места и стонали. Остальные, побросав оружие, начали оправдываться, что они не знали, что новичок – брат босса Ке.
– Кто его тронет, будет иметь дело со мной, это ясно? – труба с лязгом упала на землю.
– Да, босс, – заблеяли такие смелые ещё пару минут назад парни.
– Бери сумку, пошли отсюда, – теплая рука Ма Ке легла на плечо Чоу.
С тех пор их практически всегда и везде видели вместе. Ма Ке стал первым и единственным другом Чоу, родственной душой, которая понимает и принимает его без лишних слов. Казалось между ними нет места тайнам, однако… было что-то, чего Чоу не понимал. Ма Ке регулярно, каждую неделю ходил на почту, отправляя кому-то то письма. Но тот или та, кому предназначались эти письма не отвечал. А Ма Ке ждал. Чоу слепым не был: он видел, как мрачнело лицо друга по утрам после проверки почтового ящика.
Наконец, Чоу решился поднять эту тему. В один из пасмурных дней Ма Ке опять стоял перед пустым ящиком с совершенно потерянным видом.
– Это не моё дело, конечно, но я всё равно спрошу. Кому ты пишешь? – не выдержал Чоу.
Ма Ке поднял на него глаза, в которых плескалось целое море боли.
– Другу, – ответ был короткий, который не располагал к продолжению диалога, но Чоу уже ввязался в бой и отступать не собирался.
– И сколько ждёшь ответа?
– Три года.
Чоу с трудом проглотил комок, что встал в горле.
– Если хочешь… пиши мне. Я буду всегда отвечать! – эти слова сами собой вырвались у Чоу. Ма Ке уткнулся ему в плечо и разрыдался. В небе загрохотало, и полил ливень.

Сейчас он загнал все эти воспоминания так глубоко, потому что помнить было невыносимо больно. И Чао боялся, что снова сорвется, и опять потеряет контроль. А на это он не имел никакого права. Он должен был держаться, ведь подсаженному на наркотики Ма Ке в десятки, в сотни раз тяжелее, чем ему. Жить в компании этих уродов, зависеть  от них. Чоу Чао убедил себя в  том, что просто обязан был сохранить разум ясным. 
И ему  это удавалось, ровно до того момента, пока он не увидел трансляцию из зала суда. Шоу, которое Кларк Ли устроил из своего освобождения. 
– Только пройдя через это испытание, я понял, что мое счастье все это время было рядом, и я больше не намерен делиться им с кем-то другим, – и снова эта довольная, лучащаяся превосходством улыбка из кошмаров. 
Внутри все умерло. Отвернувшись от экрана и встав из-за стола, Чао словно робот вышел из кабинета, провожаемый удивленными взглядами коллег.
Дойдя до середины коридора, он достал телефон, набрал начальника. 
– Я возвращаюсь. 
На том конце была тишина, потом шеф вздохнул. 
 – Видел, значит. 
Теперь промолчал Чоу Чао. 
– Хорошо, сдавай там дела. Завтра с утра ко мне в кабинет зайдешь, оформим твою командировку. 
– Да, сэр. 
Убирая телефон , Чоу еле слышно произнес:  – Значит, делиться, не намерен? Да что ты знаешь о Ма Ке? Что ты знаешь о счастье? – его красивое лицо исказилось от злобы, и он быстрым шагом направился оформлять документы.
Воспользовавшись тем, что о его возвращении никто кроме начальника не знал, едва сойдя с парома, Чао набрал номер одного из бывших однокурсников по академии. Тот согласился с радостью встретиться, но когда Чао озвучил свою просьбу, посмотрел на него как на буйно помешанного и стал открещиваться.
– Давай сделаем так, словно я тебя не видел? Мы сколько лет не пересекались? Вот и желаю не видеть тебя еще столько же! Ты совсем охренел? Это же преступление! У меня легальный бизнес, ты что мне предлагаешь!
Сяо Най недовольно запыхтел и махнул рукой, давая понять, что разговор закончен. 
– Легальный, говоришь? На все 100%? – Чоу Чао цокнул языком. – Как интересно. Знаешь, я тут на днях встречался с мистером Цзяном. Он сейчас у материковых в камере предварительного заключения сидит. Просил тебе привет передать. Горячий. 
Чао смерил бывшего сокурсника презрительным взглядом, тот сразу как-то скукожился, сник и Чао понял, что осталось всего лишь дожать. 
– Так вот к чему я веду, он столько интересного рассказать может о легальности твоего бизнеса. Я прямо даже не знаю, как мне поступить? Как считаешь, открывать мне дело о твоей причастности к хищению конфиденциальной информации и взломе банковских серверов в составе  группы? Хотя, в принципе, я даже не стану пачкаться и подводить тебя под статью, всего лишь сдам тебя тепленького нужным людям. 
Чоу встал и направился к двери. 
– Подожди! Дай мне время подумать!
– Нет. 
– А-аааа!! А он точно молчать будет?
– А вот это моя забота. Сделаешь работу, закрою глаза и дам возможность уехать из страны. 
Развернувшись, он добавил: – У тебя 12 часов. И не считай себя самым умным. Кинуть себя я не дам. Как только канал заработает, можешь паковать чемоданы и валить на все четыре стороны.
Мышеловка готова, осталось только правильно разыграть карты, и он выловит крысу, а потом… “Потом мы вернемся к вопросу о том, кто из нас достоин счастья, Кларк Ли!”

СОДЕРЖАНИЕ | CONTENT

<<<<< Глава 9. Я… тебя… ненавижу!
Глава 11. Идите к чёрту! >>>>>
Liked it? Take a second to support admin on Patreon!
spacer

Добавить комментарий