“Честный”. Глава 1. Больше всего я ненавижу ложь. Я всегда буду честен с тобой

“Я предам тебя. Пожалуйста, не верь мне, я сделаю это снова…”

Он накрыл ладонью руку, сжимающую пистолет, одним рывком притянул так, что дуло уперлось ему прямо в  лоб. 
Глядя в  бешеные глаза любимого человека, сказал только  одно слово: “Стреляй!”  
Нет, ему не нужна была жалость. Только не от него. А эти слёзы в глазах… Кларк Ли никогда не плачет. Кривая улыбка появилась на его губах, когда он одним пинком отправил в темноту так некстати проснувшегося А Тина.
Ма Ке чуть отвел пистолет и нажал на курок. 

А Тин с детства не знал родительской любви. Отец пил по-чёрному и бил мать, та же же свою ненависть к мужу переносила на сына. Единственной отдушиной для А Тина была дружба с одноклассником Ма Ке.
Когда отец Ма Ке смог найти хорошую работу, его семья переехала в другой город. А Тин остался совсем один. Он отрезал все чувства и спустя 15 лет стал Кларком Ли – главой самой влиятельной мафиозной группировки в припортовом городе, полностью контролирующей оборот наркотиков и оружия.
Полиция много раз пыталась внедрить своего агента в молодой, но влиятельный мафиозный клан, но каждая попытка была неудачна и на местном кладбище уже была аллея из могил погибших при исполнении полицейских.

Ма Ке и Чоу Чао лучшие друзья со старшей школы. Они вместе закончили Полицейскую Академию и попросили  распределение в один полицейский участок. Длительное время их отношения не переходили грань дружбы, пока на выпускном напившийся Ма Ке не признался Чоу Чао в том, что он ему нравится значительно больше, чем друг. Чоу его не отверг, взяв время подумать. Чоу Чао был очень амбициозным молодым человеком и хотел быстро подняться по карьерной лестнице. Учитывая политику в отношении нестандартных отношений, отношения с мужчиной стали бы большой проблемой для него. Но и отбросить чувства Ма Ке он тоже не мог. Когда выпускники Полицейской Академии прибыли к месту своего назначения  их отношения балансировали на грани.
Друзья с головой окунулись разработку банды Чёрного Дракона Ли, решив во что бы то ни стало уничтожить её.

– Не бывает такого, чтобы у человека не было слабостей! Этот Кларк Ли определенно имеет свое слабое место! –  Чоу  повторял  это так часто, что Ма Ке  даже не стал комментировать слова  друга. В конце концов, разработкой Кларка Ли  занимались специалисты, квалификация которых была куда как выше, чем у  двух выпускников Полицейской Академии, но результат их изысканий был ровно таким  же.
Кларк Ли был практически неуязвим – холоден в чувствах, расчетлив, жесток и очень осторожен. Этот человек не менял окружения, не поддерживал длительных близких отношений с женщинами, предпочитая краткие связи с элитными проститутками из подконтрольных ему борделей. Идея искать слабые места Кларка Ли в  его детве и  юности пришла  голову именно Ма Ке. 

Сегодня, они наконец получили данные из полицейского архива. Чоу, который первый взялся просматривать тонкую папку, выглядел разочарованным.

– Ничего полезного! Отброс общества дорвавшийся  до власти. Мать алкоголичка, отец убит в пьяной драке. И даже имя фальшивка. Никакой он не Ли. Пафосный ублюдок!

Из папки выпала старая черно-белая фотография. Ма Ке допил кофе и потянулся  за снимком. Он мельком взглянул на него, прежде чем передать Чоу, но тут  же отдернул руку назад, в  шоке уставившись  на фото.

– Это фото из школьного альбома начальной  школы. Как я понимаю в старшую школу он не  закончил. – Ма Ке, ты чего? –  только сейчас Чоу  заметил, что  с его другом что-то не так. Обычно смуглое лицо, стало белее листа бумаги, глаза неотрывно смотрели на мальчика на фотографии, пальцы  почти  нежно обводили  лицо, снова и снова. 

– Ма Ке, ты его  знаешь?

– А Тин…- наконец, Чоу смог понять что именно беззвучно повторяли  губы Ма Ке.

– Ну  да, это  настоящее имя ублюдка. Так  ты  его знаешь!

Ма Ке кивнул.

– Это мой… В детстве мы дружили…

 

Отец Ма Ке женился на женщине с низов и родители выгнали его из дома. Из-за этого молодой семье пришлось жить в бедном квартале, перебиваясь случайными заработками.

Детство мальчика не  было сытым и теплым,  но даже сейчас  он вспоминал его с теплотой. Потому что, сколько он себя помнил, всегда  рядом был  друг, с которым  они делили последнюю чашку  риса и мечты.

Когда Ма Ке было 9 лет, его дед серьезно заболел и призвал непокорного сына. Жизнь мальчика сделала крутой вираж. С родителями он переехал в другой город, где отец стал работать на предприятии деда. Семья больше не нуждалась, на свет появились брат и сестра. Ма Ке получил пожизненное содержание от деда после его смерти. Теперь он мог сам выбирать свой путь.
С детства познав несправедливость и грязь мира, Ма Ке решил посвятить свою жизнь защите людей и стать полицейским. У него не было амбиций Чоу Чао, он просто хотел быть нужным и помогать людям. Ма Ке уже почти забыл о своем друге детства – мальчике с глазами волчонка, который, оказывается, вырос в настоящего волка.

 

Несмотря на риск, для внедрения в банду было решено использовать детское знакомство Ма Ке с главой Ли. Полгода ушло на создание легенды. Ма Ке использовал деньги деда и открыл магазинчик, торгующий спортивными мотоциклами. Он всегда любил скорость и мотоспорт был его хобби со старшей школы. Поэтому ему достаточно быстро удалось стать своим в байкерской тусовке и стать участником в ночных гонках без правил. По информации, полученной Чоу от ребят из управления, иногда Кларк Ли также появляелся на этих гонках. Однако прошло несколько месяцев, прежде чем у Ма Ке появилась возможность встретиться лицом к лицу с другом детства.

Расинг  – гонки без правил, гонки на выживание, спорт не для слабонервных.  Это запах резины, свист тормозов, красивые мотоциклы и девочки. Кто-то один заберет призовой фонд, но вряд ли все они здесь ради  денег.  Ведь для таких как Ма Ке это не спорт и не тотализатор. Это религия: поклонение скорости, мотору и адреналину, что зашкаливает в  крови. Чоу никогда  не понимал  эту его страсть и участие в подобных состязаниях все эти  годы  оставалось тем  небольшим секретом, который Ма Ке не спешил  открывать. Ирония судьбы, что именно это его опасное хобби  позволило им вплотную приблизиться к Кларку Ли.
Около сотни спортивных байков осветили фарами асфальт. Подъезжали все новые участники гонки. Кто-то сигналил, кто-то водил по шее, показывая Ма Ке, что в следующий-то раз  его точно уделают, кто-то наоборот выражал свое  одобрение. Несколько байкеров подошли лично поздравить победителя, но Ма Ке проигнорировал их. Сейчас его интересовал  только один человек. Тот кто пришёл вторым.

Ещё никогда победа  не давалась ему так тяжело. Их разрыв на финише составил полметра и Ма Ке до сих пор считал, что ему просто очень повезло. Он знал трассу  лучше, а его соперник похоже был на ней впервые. Его стиль вождения был совершенно сумасшедшим, граничащим с безумием. Несколько раз Ма Ке пришлось применить все свое мастерство, чтобы не вылететь с трассы.

Теперь же  этот безумец просто стоял напротив Ма Ке и как-будто чего-то ждал. Он даже не слез с мотоцикла, не снял затемненный шлем. Но чем  больше Ма Ке смотрел на него, тем сильнее сердце ускоряло бег. Он был почти уверен, что это именно тот человек, которого он так  долг ждал…

– Ма Ке, опять  ты всех побил, сукин ты сын! –  подошел организатор сегодняшнего заезда с выигрышем. – Если так пойдет  дальше, мне придется платить тебе только бы ты не выходил на трассу!

Ма Ке забрал деньги и небрежно убрал их в поясную сумку .

– Бай Ло, ты мне  льстишь или угрожаешь? – он осклабился, непроизвольно копируя манеру друга детства.

– Что ты заводишься с пол оборота, Ке. Я ведь с  добрыми  намерениями, –  Бай Ло чуть наклонился и прошептал. – Свалил бы ты из  города на пару месяцев, а то как  бы беды не вышло, – на последних словах он покосился  на соперника Ма Ке.

Ма Ке тоже посмотрел  на загадочного соперника. Оттеснив Бай Ло, он расхлябанной походкой  преодолел разделяющие их три метра и чуть наклонился, чтобы его голова  находилась на уровне закрытых шлемом  глаз.

– Будем  знакомы, –  Ма Ке протянул руку и улыбнулся. Бай Ло покачал головой и поспешил ретироваться. Если  этот ненормальный хочет нажить неприятности, кто он такой, чтоб ему мешать.

Ма Ке ждал несколько секунд. Никакой реакции. Он уже  хотел убрать руку, когда байкер  наконец снял шлем. На него смотрел Кларк Ли. Ма Ке ещё раз удивился про себя как сильно изменили  годы его  друга  детства. В прошлом простой мальчишка из трущоб А Тин теперь выглядел так холодно и высокомерно, что Ма Ке, который и сам был не из простой семьи, почувствовал себя грязью под его ногтями. Даже черты лица, так  напоминающие его друга  детства, как  будто стали  более резкими и агрессивными. Однако настало время его долгожданного актерского дебюта. Ма Ке изобразил  на  лице радостное изумление и положил руку на плечо Ли:

-А Тин? 

Тело под его рукой было подобно камню. Твердое и неподвижное. Но в  тот момент, когда  он назвал его детское имя, показалось или  эта стена  дрогнула? На мгновение Ма Ке почудилось, что на лице, больше напоминавшем безжизненную маску, мелькнула тень эмоции.  Но, возможно, ему просто показалось. Его ослепили фары  одного из отъезжающих мотоциклов… Когда  он снова смог видеть ясно, то столкнувшись с совершенно безжизненным взглядом Кларка Ли, отдернул руку.

–  Это же ты?… А Тин? – повторил Ма Ке, но уже менее уверенно. Этот человек – это был не А Тин. А Тин никогда  бы  не посмотрел на него так, будто хотел раздавить как  надоедливую букашку.

– Кажется, я  обознался… – Ма Ке поднял руки в примиряющем  жесте и нервно рассмеялся.

– Ма Ке…  – Кларк Ли кивнул и снова надел шлем. Взревел мотор. Ма Ке остался стоять на пустынной дороге. Он совершенно не понимал, что ему теперь думать и делать. 

 

После  такого провала, оставалось  только свернуть операцию. Ма Ке ещё нужно было нанять управляющего для его внезапно доходного бизнеса и  передать дела. Наблюдение с квартиры и магазина было снято.  

Ночью в  квартиру Ма Ке ворвались неизвестные в масках. Он не слышал как они вскрыли  замок и  даже проснуться не успел, как его уже скрутили,  заклеили  рот скотчем и  завязали глаза. И все  это в полной тишине. Ма Ке попытался вырваться и протестующе замычал, когда его в пижаме и босого потащили к выходу. Несмотря  на  боль в выкрученных руках, ему удалось нанести  одному из нападавших удар в колено. Тот выдохнул, но не  закричал.  Ма Ке бросили  на кровать, придавив коленом, распластали как морскую звезду, не двинешься.  А потом Ма Ке почувствовал укол в  вену и через считанные секунды все поплыло перед глазами. Теплая волна родилась в районе живота и стремительно накрыла его целиком. Тело стало похоже  на  желе. Пропало всякое желание сопротивляться. Он просто плавал в  этой блаженной истоме, без мыслей и чувств.

Все  дальнейшее происходило как будто не с ним. Не оказывающего сопротивление Ма Ке подняли, подхватив с  двух сторон. Иногда ноги касались  холодного пола,  пока его тащили вниз по лестнице. Потом как  тряпичную куклу бросили в припаркованный у подъезда автомобиль. Пахло кожей и хорошим табаком. Потом Ма Ке отключился и очнулся  только когда его  снова куда-то потащили. Когда с глаз сняли повязку, стало ясно, что  его привезли в  очень респектабельный на вид дом, каждой деталью прямо кричавший  о богатстве владельца.

Два  дюжих молодца довольно бесцеремонно бросили  его на  гигантских размеров кровать и, поклонившись кому-то, поспешно вышли. Ма Ке попытался поднять  голову, но любое усилие встречало сопротивление его не желающего слушаться тела. После  третьей попытки ему удалось повернуть голову.  В нескольких метрах от кровати в  кресле сидел Кларк Ли, который медленно докуривал сигару, не отводя взгляда  от Ма Ке.  Так хищник смотри на свою жертву, прежде чем  броситься и перегрызть горло. Даже  затуманенный наркотиком мозг среагировал на это взгляд однозначно, подав сигнал: “Беги!” Ма Ке попытался сползти с кровати.

– Уже уходишь, Ма Ке? 

Он замер, спиною чувствуя  тяжелые шаги. Кровать просела под вторым  телом, и  его одним рывком вернули обратно, придавив к кровати. Ма Ке уставился в черные, горящие злобой глаза человека, которого когда-то наивно считал лучшим  другом. Вот только этот мужчина точно был совсем не друг из его детства. 

– Чего ты  хочешь? – простонал Ма Ке, пытаясь вырваться из захвата. Но Кларк  только усилил  нажим. Подавив сопротивление, он обхватил запястья пленника и связал их ремнем. – Прекрати! Аааа! –  Ма Ке вскрикнул, когда ремень  затянулся. И тут же получил удар по  лицу такой силы, что на несколько мгновений потерял ориентацию в пространстве.

Всё дальнейшее происходило в полной тишине, прерываемой  только судорожным дыханием и стонами. Кларк был как голодный зверь, дорвавшийся  до плоти. Он сорвал с Ма Ке хлипкую пижаму и  белье. Когда тот почувствовал, как его бесцеремонно растягивают в  том самом месте, начал  извиваться, в итоге только делая больнее. Вторая  рука  Кларка  опять дала ему оплеуху, а потом  сжала  горло. Стало нечем  дышать. Ма Ке судорожно хватал воздух открытым  ртом, чувствуя, что сейчас умрет от нехватки кислорода и раздирающей боли, когда Кларк взял у него то, что он хотел отдать только Чоу Чао. Волны боли накатывали и он плыл по ним взлетая и падая снова и снова. Когда все  закончилась, он просто дрейфовал в красной вате чужих объятий, выныривая из неё и погружаясь вновь. А потом его опять накрыло: черный шквал, ослепительное страдание, горящие  глаза зверя, что терзали его тело, жгли и убивали его душу.

Утром Ма Ке с трудом пришёл в себя. Кларка Ли уже не было. Молчаливые слуги принесли ему чистую домашнюю одежду на несколько размеров  больше, помогли умыться, сервировали завтрак. Пришёл молчаливый доктор, который  осмотрел его раны, включая те, про которые Ма Ке  хотел бы забыть, сделал ему обезболивающий укол  и  ушёл. После слуги принесли прописанные  доктором мази и лекарства. Ма Ке не спорил, послушно принимая все, что ему давали.

Любое его желание в этом доме исполнялось, но покидать его ему не разрешили, также как и отказали ему в  звонке родственникам.  Ма Ке не настаивал, он с трудом передвигался по спальне Ли и сбежать не смог, даже если  бы перед ним открылись все двери.

Кларк заявился уже под утро. Обессиленный Ма Ке как раз задремал на кровати, когда тот ворвался в комнату подобно урагану. Всё ещё пребывая во власти сна, Ма Ке с  трудом разлепил веки и посмотрел на Кларка. 

– Чего ты  хочешь? – повторил  он вопрос прошлой ночи, медленно отползая  подальше  от  этого нелюдя.

– Ты  знаешь,  –  опять черные  зрачки казалось заполнили всю  радужку и зверь приготовился к  прыжку. Ма Ке подобрался, приготовившись дорого отдать свою жизнь. 

– Я  дам  тебе выбор, – глубокий голос Кларка звучал почти  ласково, неприятно контрастируя с  хищным  оскалом и  голодным  блеском  глаз.  – Ты можешь быть со мной по своей воле или… тебе же понравилось делать это под кайфом, Ма Ке? – то, как он произнес его имя, вызвало у Ма Ке волну неконтролируемой дрожи.

– Не надо… – выдохнуть, закрыть глаза и побороть этот страх. Потому что страх делает его слабым. Ма Ке не собирался становиться наркоманом. Сейчас, как никогда, он хотел уничтожить этого ублюдка и его банду. А для этого нужно было стать ближе к Ли. А куда уже ближе?

Поэтому он собрался и кивнул. 

– Добровольно. Я  не буду сопротивляться,  – голос чуть дрогнул.

– Сопротивляться? – Кларк осклабился ещё больше. – Бревно я и под наркотой порублю…

Ма Ке заставил себя покорно кивнуть, принимая условие.

– Но я не знаю… не умею… как…

– Главное, искреннее желание… – ухмылка стала снисходительной. Ли расстегнул ширинку и освобождая уже эрегированный член. – Так что постарайся,  –  он засунул палец в рот, показывая чего ждет от Ма Ке… 

 

Возможно, что предыдущая ночь утолила  основную часть желания Кларка, потому что вряд ли он пожалел  Ма Ке, но кроме  неумелого минета  от него ничего не потребовалось. Утром Кларк заставил его повторить “урок”, но на  этот раз проглотить всю сперму.

Свернувшийся  на постели Ма Ке наблюдал как одевается Ли и мечтал  только  об  одном: чтобы тот скорее ушёл, и он мог выблеваться в  туалете. Но прежде чем выйти из комнаты Кларк жестко обхватил его за подбородок, до хруста запрокинув  голову. Черные  глаза, как раскаленные угли, обожгли так, что Ма Ке забыл о тошноте.

– Больше всего я ненавижу ложь! Я всегда буду честен с тобой. И ты… даже не пытайся мне  лгать, – он  грубо оттолкнул Ма Ке и вышел.

Тогда Ма Ке ещё не подозревал, что честность в понимании Кларка Ли далеко выходит за рамки общечеловеческой морали. И какой бы выбор не делал в будущем Ма Ке, столкнувшись с  этой “честностью” он всегда проигрывал.

СОДЕРЖАНИЕ | CONTENT

“Честный”. Глава 2. Если ты не простишь меня, я убью… Ты мой, и ты простишь меня.

Liked it? Take a second to support admin on Patreon!
spacer

Добавить комментарий