ТОМ I. Глава 63. Кого же увидел этот достопочтенный?! Новелла: «Хаски и его Учитель Белый Кот»

Глава 63. Кого же увидел этот достопочтенный?!

Они прибыли в то время, когда в городе Линьане шла война. Повсюду были видны следы кровопролитных сражений и руины. Из-за высокой концентрации темной энергии на окраинах города пожухла трава и погибли все деревья.

Не успев прийти в себя после перемещения, Мо Жань услышал странный шум. Он поднял голову и увидел, что на ветвях старого дерева висят человеческие внутренности, и, судя по состоянию, вырвали их совсем недавно. Стая черных воронов пировала, вольготно рассевшись на сухих ветках. Кровь и ошметки плоти падали вниз.

Под деревом на земле лежал труп мужчины средних лет. Его живот был разорван острыми когтями, окровавленные внутренние органы были разбросаны по земле. Неизвестно видел ли он, что убило его, так как глазные яблоки уже выклевали птицы.

Подобная картина была слишком хорошо знакома Мо Жаню.

В своей прошлой жизни он полностью уничтожил орден Жуфэн и утопил в крови все семьдесят два города, где эта школа духовного развития имела влияние и последователей. В то время кровь текла рекой и незахороненные трупы также гнили по всей стране.

Но почему-то, если в той жизни пролитые им реки крови делали Мо Жаня счастливым настолько, что вся его кровь, плоть и кости пели в безумном ликовании, теперь, когда он смотрел на эту древнюю трагедию, сердце в груди похолодело от жалости. Может ли быть так, что из-за того, что он так долго притворялся хорошим человеком, его гнилая натура постепенно изменилась к лучшему?

Пока он размышлял об этом, послышался стук лошадиных копыт, а затем впереди показалось облако пыли. В это смутное время вряд ли стоило ждать чего-то хорошего от людей, скачущих галопом по дороге.

Мо Жань быстро затолкнул Чу Ваньнина себе за спину. Однако, куда не кинь взгляд, в окрестностях старой дороги было негде спрятаться. Спустя несколько мгновений, в облаке пыли показалась кавалькада всадников. При ближайшем рассмотрении Мо Жань смог определить, что лошади выглядели такими худыми, что у некоторых можно было пересчитать все ребра. Около десятка всадников были одеты в солдатскую униформу красного цвета. На головах у них были красные шлемы с белыми перьями, украшенные кокардой в виде двух свернувшихся в кольцо драконов. Хотя их одежда была не очень чистой, она была достаточно опрятной. И пусть их лица были худыми и изможденными, но в целом люди не выглядели отчаявшимися, а, скорее даже, наоборот. Еще одной особенностью этих кавалеристов было то, что каждый держал в руках тяжелый лук, а за спиной колчан полный стрел.

В смутные времена две вещи имеют наибольшую ценность: еда и оружие.

Эти люди точно не были простыми прохожими.

Однако, Мо Жань не мог так сразу сказать, были ли они врагами или возможными союзниками в предстоящей им миссии. Вдруг один из них, юноша лет четырнадцати-пятнадцати, закричал: 

— Отец! Отец! — и соскочил с лошади. Его ноги подогнулись, и он упал в грязь. Потом поднялся и, пошатываясь, побрел к трупу. Его спутники слишком привыкли смотреть смерти в лицо, и теперь только с жалостью наблюдали, как парень, горько плача, обнимает тело и гладит мертвое лицо своего отца. В пламени войны сердца закалились и зачерствели. Никто даже не пытался подойти и утешить его. 

Один из воинов заметил стоящих неподалеку Мо Жаня и Чу Ваньнина. На мгновение он опешил от удивления, а затем спросил с сильным линьяньским акцентом:

— Вы ведь не местные?

— Да… — ответил Мо Жань. — Мы пришли из Сычуани.

— Так далеко? — мужчина выглядел потрясенным. — В этих местах с наступлением ночи злые духи наводняют окрестности. Как вы выжили?

— Ну… я немного владею магией… — пробормотал Мо Жань, предпочитая не вдаваться в подробности. У этих людей, похоже, не было злых намерений, поэтому он вытянул Чу Ваньнина, переключая внимание на него: — Это мой младший брат. Мы проездом в этих местах. Мы совсем выбились из сил и ищем безопасное место, где можно перевести дух.

Когда эти люди увидели Чу Ваньнина, они, казалось, были сильно удивлены. Некоторые начали перешептываться друг с другом.

Мо Жань насторожился:

— Что-то не так?

— Все в порядке, — ответил молодой человек. — Но, если говорить начистоту, вам лучше отдохнуть в городе. Может, сейчас демонов здесь нет, но с наступлением ночи они будут повсюду. Приемный отец Сяо Маня вчера еще в дневное время пошел искать еду, но его задержал ливень, и он не смог вернуться до темноты. Как видите… — он тяжело вздохнул и больше ничего не сказал.

Сяо Манем звали того самого плачущего юношу, а человек, ставший пищей воронов, был его приемным отцом. В смутные времена такие истории не редкость. Утром хороший человек выходит из дома, чтобы найти пропитание для своей семьи, и может уже больше никогда не вернуться назад.

Хотя все это на самом деле случилось двести лет назад, парень над трупом рыдал так душераздирающе, что Мо Жань почувствовал неясную вяжущую боль в груди и жжение в глазах.

Странное чувство всколыхнуло его душу, и на сердце стало тревожно.

В прошлом Мо Вэйюй отнял бесчисленное число жизней, так почему же сейчас вдруг стал таким мягкосердечным?

Он схватил Чу Ваньнина за руку и собирался как можно быстрее распрощаться с этими людьми, но возглавлявший отряд воин обратился к нему:

— Когда войдете в Линьань, в первую очередь найдите место для ночлега. Все жители города собираются в ближайшее время переселиться на гору Путо[1]. Те места наполнены мощной духовной энергией, защищающей землю от вторжения призраков. Вы совсем одни, безопасней было бы дальше отправиться со всеми?

1
[1] 普陀 Путо — одна из четырех знаменитых гор, являющихся столпами китайского буддизма.

— Все жители города?

— Да, — глаза мужчины засияли, и лицо его просветлело. — Благодаря отличному плану нашего молодого князя Чу, у всех жителей есть надежда начать все заново в новом месте. Ох, да, мы же должны успеть до наступления ночи осмотреть все окрестности и вернуть в город выживших. Сяо Мань, пора уходить, идем.

Но сколько он не звал плачущего юношу, тот вцепился в труп приемного отца и даже не повернул головы.

Мо Жань вздохнул и, потянув за собой Чу Ваньнина, тихо сказал:

— Пойдем в город.

Чу Ваньнин кивнул и вдруг спросил:

— Ты ведь думаешь, что этот план с переселением обречен на провал?

Мо Жань сжал его холодную и мягкую ладошку и сказал:

— Ты хочешь услышать правду или ложь?

— Конечно, правду.

— Детям лучше не говорить правду.

— У них ничего не вышло, — констатировал Чу Ваньнин.

— Верно. Вот видишь, ты же сам все понимаешь. Я могу дать тебе и другой ответ, если спросишь снова, но исход этой истории от этого не изменится.

Но Чу Ваньнин продолжил задавать вопросы:

— Ты знаешь, почему у них не получилось?

— Почему ты спрашиваешь это у меня? Я же не старый демон, проживший двести лет! Откуда мне знать, что пошло не так?

Чу Ваньнин долго молчал. Через некоторое время он мрачно сказал:

— Двести лет назад в Линьане почти все погибли.

Мо Жань: — ….

Чу Ваньнин продолжал: 

— Спаслись очень немногие.

— Погоди, младший брат, откуда ты это знаешь?

Чу Ваньнин одарил его раздраженным взглядом.

— Старейшина Юйхэн не раз упоминал об этом на своих лекциях. Ты же посещал его занятия, а теперь спрашиваешь, откуда я знаю? Это просто возмутительно.

Мо Жань некоторое время не находил слов, чтобы ответить. Он был значительно старше, но младший брат отчитал его за невнимательность как нерадивого ученика. Однако, поразмыслив, он решил не опускаться до споров с ребенком. Если это доставляет радость младшему брату, то пусть думает, что умнее. Мо Жань рассмеялся и выбросил это из головы.

За разговором они не заметили, как подошли к городским воротам Линьаня. Древний город, воздвигнутый когда-то на берегу реки Цяньтан, был защищен рвом и старой стеной. Дома на окраине были уже покинуты жителями. По всему городу велись работы по укреплению рубежей в ожидании ночного нападения демонов.

За городскими стенами множество трупов погибших от темной магии людей были сложены в огромный курган. Если эти тела не упокоить, то с наступлением ночи они могли стать демонами, преследующими уцелевших жителей.

Монахи-заклинатели, пользуясь ярким полуденным солнцем, вышли за пределы города, чтобы осыпать погибших пеплом от сожженных благовоний. Они читали заклинания над смертельными ранами трупов, а затем разведенной в вине киноварью писали на талисманах магические заклинания, рассеивающие дух.

Перед городскими воротами стояли два стражника. Они были одеты точно так же, как всадники, которых они встретили за городом. Те же красные шлемы с кокардой в виде двух свернувшихся в кольцо драконов, те же большие луки в руках и колчаны полные стрел за спиной.

— Стой, кто идет?

Мо Жань повторил их придуманную историю, и стражники у ворот не стали их задерживать. Они только записали имена вновь прибывших и пропустили их за городские стены.

Прежде чем уйти, Мо Жань вспомнил про «молодого князя Чу», о котором упомянул предводитель конного отряда. Тот человек сказал, что эвакуация города была идеей князя, а значит именно он был ключом к выполнению их задания.

— Прошу прощения, я хотел бы разузнать об одном человеке, — произнес Мо Жань.

Стражник удивленно посмотрел на него:

— Вы только прибыли из Сычуань, но в этом городе уже есть люди, с которыми вы знакомы?

Мо Жань улыбнулся и ответил:

— Нет, но по пути сюда мы встретили отряд всадников. Они упомянули человека по фамилии Чу и сказали, что он хочет возглавить перемещение всего города через два дня. Мне интересно, кто этот человек? Я владею некоторыми духовными практиками и хотел бы быть полезным в меру своих возможностей.

Охранник оглядел его с ног до головы. Он подумал, что духовная сила Мо Жаня достаточно велика, раз он смог с маленькими ребенком и без единого ранения преодолеть такой длинный и опасный путь. У такого человека, определенно, должны быть выдающиеся способности. 

— Молодой князь Чу — сын начальника префектуры. Месяц назад, когда Князь Демонов вторгся в наш город, правитель погиб. После этого, под руководством княжича Чу, мы смогли дать отпор демонам.

— Сын начальника префектуры? — Мо Жань и Чу Ваньнин посмотрели друг на друга. Мо Жань повернулся к стражнику и уточнил. — Это странно. Неужели молодой князь практикует магию?

— А что тут странного? — стражник неодобрительно взглянул на него. — Думаете, только в больших духовных школах можно взращивать духовные силы, а другие люди не могут и попытаться?

— …

Конечно, и в их времени встречались совершенствующиеся, которые в одиночку занимались духовными практиками, но крайне редко они достигали хоть сколько-то значимых результатов.

Мо Жань подумал про себя: «Может быть, этот княжич Чу изначально планировал убить всех жителей Линьаня?»

Следуя указаниям стражника, они направились к зданию префектуры. Стоило им приблизиться к резиденции человека, носившего ту же фамилию, что и его наставник, стало ясно, что этот парень точно не был шарлатаном. 

Созданный им барьер оказался невероятно мощным и устойчивым и надежно защищал всех находящихся внутри от любой нечисти. Пока поддерживался этот барьер, не то что обычные призраки, даже тысячелетний демон вряд ли смог проникнуть в резиденцию наместника.

Однако такой вид барьера должен был поддерживаться непосредственно духовными силами установившего его заклинателя. Поэтому чаще всего такие защитные периметры имели очень небольшие размеры. Только такой выдающийся мастер, как Чу Ваньнин, мог создать мощный духовный барьер, который мог бы накрыть половину Пика Сышэн.

Однако этот молодой княжич-самоучка Чу еще двести лет назад смог создать и поддерживать защитную сферу площадью пять километров[2]. Хотя периметр был меньше, чем мог сформировать Чу Ваньнин, все равно это, определенно, было за пределами возможностей обычного совершенствующегося.

2
[2] в тексте 10 ли; 里ли — 0,5 км.

Они направились ко входу в поместье наместника. Мо Жань по пути обдумывал, как бы им лично встретиться с этим высокородным аристократом. Проще всего было обратиться к какому-нибудь слуге с просьбой доложить о нем, как о совершенствующемся, который готов предложить свою помощь. Возможно, тогда князь не откажется их принять.

Как только они завернул за угол, то увидели три длинные очереди, выстроившиеся у ворот префектуры. Шесть служанок, одетых в ту же форму, что и встреченные за городом кавалеристы, выставляли большие чаны с едой. Сотни стариков, женщин и детей с пожелтевшими и исхудалыми лицами собрались перед правительственным зданием, чтобы получить свою порцию рисовой каши.

Забрав свою еду, все они подходили к цветущему яблоневому дереву перед домом. Там стоял мужчина одетый в белые одежды с длинными черными волосами, завязанными в свободный узел. Он раздавал всем готовые бумажные талисманы и давал советы, на что следует обратить внимание при столкновении с нечистью.

Он стоял спиной к Мо Жаню, поэтому тот никак не мог рассмотреть его лицо.

Однако те, кто получил талисман, с благодарностью обращались к нему:

— Благодарю, князь Чу, за ваше великодушие и доброту… 

— Большое спасибо за вашу доброту, правитель Чу… 

Так этот человек и есть новый наместник префектуры? Не слишком ли много чести?

Этот человек разжег любопытство Мо Жаня. Он взял руку младшего брата и потянул его поближе к загадочному князю, чтобы получше его рассмотреть.

Хватило одного взгляда, чтобы глаза Мо Жаня округлились от удивления. Как будто пять молний одновременно поразили его голову…

Разве это не Чу Ваньнин?

Что говорить о Мо Жане, даже Чу Ваньнин впал в ступор. 

Он стоял в конце очереди и смотрел на князя Чу, у которого оказалось точно такое же ясное лицо, тот же прямой нос, те же черные брови вразлет и чуть вытянутые, приподнятые к уголкам, глаза. Даже его белые одежды были очень похожи на те, что предпочитал носить старейшина Юйхэн.

Чу Ваньнин: — …

Мо Жань: — …

После долгого оцепенения Мо Жань дрожащим голосом сказал:

— Младший брат…

— Ммм?

— Ты тоже это видишь… Этот… этот князь Чу выглядит совсем как один наш общий знакомый?

Чу Ваньнин ответил сухо:

— Как старейшина Юйхэн.

Мо Жань ударил себя по бедру:

— Именно! Что происходит? Кто этот человек? Какое отношение он имеет к моему учителю?

— Ты спрашиваешь меня?.. Откуда мне знать?

— Ты же так добросовестно посещал его лекции? — не отступал Мо Жань.

— Он об этом на уроках не рассказывал! — Чу Ваньнин начал злиться.

Насупившись, они оба молча встали в медленно продвигающуюся очередь за едой и продолжили разглядывать юного правителя.

При ближайшем рассмотрении молодой князь Чу все же не был зеркальным отражением Чу Ваньнина. Лицо княжича было более спокойным и утонченным, глаза шире, взгляд мягче и нежнее.

Мо Жань вдруг посмотрел на младшего брата Ся и с громким «ах» принялся пристально изучать его лицо:

— Дай-ка мне хорошенько тебя рассмотреть.

— Зачем?.. — Чу Ваньнин почувствовал себя неловко и попытался отвернулся.

Мо Жань, заметив, что тот старается уклониться, протянул руку и, ущипнув Чу Ваньнина за щечку, заставил его повернуться и поднять лицо. Некоторое время он смотрел на него пока, наконец, не понял, что его смутило. Юноша выдохнул:

— Ого! 

Сохраняя внешнее спокойствие, Чу Ваньнин спросил:

— Так в чем дело?

Мо Жань прищурился.

— Неудивительно, что люди за городом перешептывались, когда увидели тебя. Я понял, что ты тоже немного похож на Учителя!

— …

Чу Ваньнин поспешно вырвался из его рук, и кончики его ушей заалели от смущения.

— Что за вздор! 

— С чего бы тогда те стражники так дружелюбно смотрели на тебя? И в город нас пропустили как-то слишком просто.

— …

Чу Ваньнин все еще пребывал в состоянии растерянности, когда детский голос громко позвал: 

— Папа!

Автор: Жоубао Бучи Жоу. Перевод: Lapsa1, Feniks_Zadira

< Глава 62  ОГЛАВЛЕНИЕ  Глава 64

Глоссарий «Хаски» в виде таблицы на Google-диске

Арты к главам 61-70

Наши группы (18+): VK (закрыто под 18+), Дайри , Telegram и  Дзен (посты закрыты под подписку)

Поддержать Автора (Жоубао Бучи Жоу) и  пример как это сделать

Поддержать перевод: Patreon / Boosty.to / VK-Donut  (доступен ранний доступ к главам) Ю-Money (при указании почты, возможно получение бонуса).

Добавить комментарий

18+ Контент для взрослых