ТОМ I. Глава 38. Этот достопочтенный на двадцать тысяч лье под водой. Новелла: «Хаски и его Учитель Белый Кот»

Глава 38. Этот достопочтенный на двадцать тысяч лье[1] под водой

1
[1] 海底两万里 «Двадцать тысяч лье под водой» (культовый роман Жюля Верна).

Равнодушие Чу Ваньнина распространялось даже на богов и бессмертных. Он спокойно сказал:

— Я не думаю, что Бог знает меня.

— Как я мог не узнать. Много лет назад, когда вы пришли на озеро Цзиньчэн в поисках оружия, глубина и чистота вашей духовной силы были так изумительны, что я с трудом удержался от того, чтобы самому не выйти к вам. Пришлось ли вам по вкусу оружие?

— О каком именно оружии говорит уважаемый Бог?

— Ах… — Гоучень Шангун слегка вздрогнул, затем с улыбкой произнес, — как неловко с моей стороны забыть, что я дал вам два.

Чу Ваньнин ответил:

— Все в порядке, Тяньвэнь послушна.

— Тяньвэнь[2]?

2
[2] 天问 tiānwèn тяньвэнь «Спроси у небес».

— Это та ивовая лоза…

— О! Я понял… — Гоучень Шангун улыбнулся. — Так вы назвали ее Тяньвэнь? Что же насчет второго? Какое имя дали ему?

Чу Ваньнин ответил:

— Цзюгэ[3].

3
[3] 九歌 jiǔgē цзюгэ «Девять песен».

— И как вам Цзюгэ?

— Слишком опасное и мощное, я редко им пользуюсь.

Гоучень Шангун вздохнул:

— Это достойно сожаления.

Закончив разговор, Гоучень Шангун повернулся и томно сказал:

— Ванъюэ, я возьму этих людей вниз. Духовная энергия этого места слишком скудна, поэтому находиться здесь, снаружи, слишком плохо для вашего тела, так что возвращайтесь скорее с нами.

Старый дракон кивнул и, подняв большую волну, сверкнув чешуей, нырнул обратно в озеро. Тем временем Чу Ваньнин принялся накладывать водоотталкивающие чары на учеников. Гоучень Шангун с интересом наблюдал за этим и думал про себя:

«Такой уровень мастерства редко встретишь среди совершенствующихся. Интересно, кто его учитель?»

Чу Ваньнин держался подчеркнуто отчужденно, а Гоучень Шангун не желал ставить себя в неловкое положение, навязывая ему свое общение. Как только все приготовления были завершены, они вошли в ледяные воды озера Цзиньчэн.

Благодаря используемым техникам им удавалось легко и быстро продвигаться в воде. По мере того дно становилось все ближе, перед ними открывался безграничный подводный мир.

Дно озера было покрыто мелким белым песком, водоросли плавно дрейфовали, движимые течением, словно ветром. Ряды изящных зданий выстроились по сторонам пересекающихся улиц. Всевозможные монстры и звери сновали туда и сюда по улицам и переулкам. Здесь мирно общались духи существ, которые в естественных условиях не смогли бы сосуществовать.

Гоучень Шангун сказал:

— Озеро Цзиньчэн обладает обильной духовной энергией и является райским местом для этих существ. Многие из них, попав сюда, остаются и не покидают озеро поколениями. Поэтому отношения между разными видами здесь значительно отличаются от того, к чему вы привыкли на поверхности. Можете осмотреться, если хотите.

Пока он говорил, дух белоснежного кролика с алыми глазами проехал мимо, сидя верхом на тигре. Кролик был одет в белую богато украшенную мантию. С высокомерным выражением морды он беспрестанно ругал тигра, понукая его идти быстрее. Тигр же был кроток и послушен, принимая брань без малейшего намека на достоинство.

Люди удивленно наблюдали за происходящим, не зная, как реагировать.

Гоучень Шангун повел их по главной дороге. Бесчисленные богато украшенные магазины теснились по обеим сторонам улицы. Довольно скоро они прибыли на центральную площадь, где собралось еще больше духов, представляющих собой довольно странное зрелище.

— Озеро Цзиньчэн редко контактирует с внешним миром, но здесь вы можете приобрести или обменять почти все, что угодно.

Сюэ Мэн спросил:

— Легенда гласит, что озеро Цзиньчэн было создано из вашей крови. Не значит ли это, что вы являетесь хозяином этого места, раз именно ваша духовная энергия поддерживает все здесь?

— Я бы так не сказал… — Гоучень Шангун слегка улыбнулся. — Все это уже в прошлом. Я давно покинул Царство богов, и моя духовная сила уже не та, что прежде. Сейчас, когда я думаю о небесах и разрушающей землю войне, кажется, что все было сном. И какое отношение все это имеет ко мне теперь? Сейчас я всего лишь кузнец.

Он указал им на площадь. Существа на дне озера, казалось, и правда забыли о его статусе Бога. Все были заняты своими делами и не обращали на него никакого внимания, даже когда он проходил мимо них.

— Горячие манты из рыбьей крови!

— Кожа змеи шуайран, материал для одежды высшего качества, осталось всего три фута!

— Продаю краситель для бровей из чернил кальмара! Чернила свежие, только сегодня утром их выплюнул ваш покорный слуга! Они сотворят чудеса с вашими бровями! Эй, эй, подождите, госпожа, не уходите!

Рынок был наводнен звуками голосов различных тварей, торгующих своим товаром. Были и совсем необычные.

Безголовый призрак сидел у прилавка, продавая расчески и косметику. Держа гребень двумя длинными алыми когтями, призрак расчесывал волосы на своей окровавленной голове, которая лежала у него на коленях. Мягким нежным голосом голова зазывала покупателей:

— Высококачественные костяные гребни, возьмите один с собой домой.

Глаза Сюэ Мэна становились все шире, пока он вертел головой направо и налево. Наконец молодой господин Сюэ заприметил аптеку, в которой торговали всевозможными лекарственными травами, названия которых он никогда раньше не слышал. Он как раз собирался пойти и попробовать приобрести что-нибудь интересное для своей матери, когда позади него раздался пронзительный голос:

— Пропустите меня!

Нога Сюэ Мэна замерла на полпути, но когда он обернулся, там никого не было. Гоучень Шангун улыбнулся:

— Внимательно посмотри под ноги.

Сюэ Мэн прищурился и увидел кучу крошечных камней, движущихся как будто сами по себе.

— Это что-то новенькое, здесь даже камни могут ходить. Это дух скалы или что-то в этом роде? — пробормотал Сюэ Мэн.

Чу Ваньнин поправил его:

— Фубан[4].

4
[4] Маленькое насекомое, которое может перемещать вещи во много раз больше своего веса— от переводчика: скорее всего речь о разновидности муравья.

— Фу бан.

Чу Ваньнин бросил на него мрачный взгляд:

— Одно дело, если Мо Жань невнимателен на уроках, но ты?

Сюэ Мэн, погрузившись в боевые искусства всем своим существом, не мог сосредоточиться, когда дело доходило до таких вещей, как литература и история. На лекциях, в страхе перед внушительной аурой Чу Ваньнина, он сидел прямо, боясь лишний раз пошевелиться, но все, что говорил Учитель, влетало в одно ухо и вылетало из другого. Лицо юноши вспыхнуло от стыда.

Мо Жань рассмеялся:

— Слова Учителя относительно меня совершенно несправедливы. Я внимательно слушал эту лекцию.

Сюэ Мэн не собирался отступать:

— О? Тогда объясни нам.

— Фубан — тип духовного насекомого, который по своей природе очень жаден. Пытаясь собрать все красивые камни, которые видит, он обычно заканчивает свою жизнь погребенным под этой кучей камней.

Мо Жань ухмыльнулся и с надеждой взглянул в сторону Чу Ваньнина.

— Учитель, я прав?

Чу Ваньнин кивнул и сказал:

— Этот вид уже вымер во внешнем мире. Я не ожидал увидеть его здесь.

Гоучень Шангун объяснил с улыбкой:

— Этому просто повезло. Он все еще жив только благодаря местному аптекарю. Смотрите, вот и он.

Они увидели, как насекомое с большим трудом дотащилось до ступенек аптеки, где вдруг закричало:

— Скорее, лекарь! Иди сюда и спаси мою жизнь!

Бирюзовый морской дракон быстро выплыл из воды. Он определенно уже привык справляться с этой ситуацией, поэтому, лениво щерясь, достал белую фарфоровую бутылку и вылил золотисто-красную жидкость на фубана:

— Привет, умник, хороший урожай сегодня?

«Умник» фыркнул, наслаждаясь лечебной ванной:

— Хм, не так уж плохо, не так уж плохо. Еще сотня, и у меня дома будет четыре миллиона восемьдесят пять тысяч шестьсот семнадцать камней.

Мо Вэйюй: — …

Чу Ваньнин: — …

Ши Мэй пробормотал: 

Пример HTML-страницы

— Надо же, сколько накопил…

— Не забудь прийти завтра пораньше. Опоздаешь на минуту, и даже эта укрепляющая роса не спасет тебя.

— Да, да, я приду пораньше, — ответило насекомое без особого энтузиазма. Тут его внимание привлек светло-желтый камень в углу, и он начал кричать:

— Эй, лиловый угорь… эм… я хочу сказать лекарь Дракон, могу я попросить вас положить этот красивый камень мне на спину? Тогда завтра у меня будет четыре миллиона восемьдесят пять тысяч шестьсот восемнадцать камней.

Сюэ Мэн не смог удержаться от вопроса:

— Зачем вам столько камней? Вы строите дом?

Из-под груды камней донесся писклявый, самодовольный голос жука:

— Это человек? Ой, я так давно не видел ни одного… но какое тебе дело, почему я собираю камни? Конечно, это не для строительства дома!

Ши Мэю тоже стало любопытно:

— Зачем же тогда, если не для этого?

Жук самодовольно сказал:

— Чтобы их считать, конечно!

Все: — !..

После прогулки по городу Гоучень Шангун привел их в свою резиденцию.

На углу улицы стояла огромная морская раковина, похожая на складную ширму, а за ней был большой великолепный и просторный двор, разделенный на шесть частей. Залы и коридоры вели в боковые флигели и цветники, а занавески, сделанные из жемчуга и водорослей, мягко покачивались в воде. В некоторых боковых комнатах было темно, в других горели свечи, откуда-то доносились слабые звуки арфы и сюня.

Как и в аптеке, все слуги в резиденции Бога были змееподобны.

Некоторые сохранили свои драконьи хвосты, в то время как другие превратили их в ноги, предпочитая ходить, но все, казалось, не очень любили обувь, так как были босы.

Увидев замешательство на их лицах, Гоучень Шангун улыбнулся и беззаботно объяснил:

— Я живу с моим хорошим другом Ванъюэ, который когда-то был наследным принцем Восточного моря. Это слуги, которых он привел с собой, когда поселился здесь.

Мо Жаню нравился этот дракон, так как в прошлой жизни он получил от него свое священное оружие, поэтому он не мог не спросить с улыбкой:

— Он, вероятно, принимает другую форму, верно? Такой огромный дракон вряд ли смог бы поместиться здесь.

Гоучень Шангун кивнул и весело сказал:

— Это само собой разумеется, но он быстро устает из-за старости и, вероятно, уже спит после того как вышел на поверхность сегодня. Придется подождать, пока он проснется, если хотите его увидеть.

В этот момент к ним подплыл водяной с длинными каштановыми волосами и низко поклонился Гоучень Шангуну, а затем сказал мягким, красивым голосом:

— Уважаемый Бог, с возвращением. Господин Ванъюэ уже рассказал этому смиренному слуге все. Уважаемый Бог хотел бы немедленно взять гостей в священный арсенал оружия?

Гоучень Шангун ответил не сразу, вместо этого сначала вежливо посмотрел на гостей и кивнул, когда увидел, что они не возражают:

— Пожалуйста, пусть на кухне приготовят еду и вино, мы пообедаем, когда вернемся из арсенала.

Они прошли через несколько двориков в самую глубину поместья. В центре закрытого двора тянула к небу свои ветви огромная плакучая ива. Эта ива, должно быть, отличалась от тех, что росли во внешнем мире, ее ствол был таким толстым, что потребовалось бы десять взрослых мужчин, стоявших рука об руку, чтобы обхватить ее. Кора дерева была древней и потрескавшейся, и тысячи ивовых лоз свисали, как изумрудный занавес.

Сюэ Мэн выдохнул:

— Вау, сколько лет этому дереву?

Гоучень Шангун ответил:

— Точно не считал, но, по крайней мере, сто тысяч лет.

Сюэ Мэн был поражен:

— Что это за дерево, которое может жить так долго?

— Естественно, здесь деревья живут дольше, чем люди, а это питалось духовной энергией озера Цзиньчен, поэтому удивляться совсем нечему. В любом случае, пожалуйста, осторожно следуйте за мной. Вход в арсенал находится в дупле этого дерева.

Гоучень Шангун внезапно остановился и посмотрел на Сюэ Мэна.

— Пожалуйста, не трогай ветки. Это дерево уже развилось в дух, оно может чувствовать боль.

Но он сказал это слишком поздно, Сюэ Мэн успел сорвать лист.

— Ой! — вскрикнул он. В то же время в воздухе раздался слабый стон, как будто хриплый голос тихо выдохнул: «ох».

Сюэ Мэн побледнел и поспешно отбросил лист, словно пораженный молнией:

— Почему на нем кровь?

И действительно, из ветки, в том месте, где был сорван лист, вытекла струйка крови, а сам отброшенный в сторону лист какое-то время корчился на земле, как будто он был живым, прежде чем свернулся и увял.

— Как я уже сказал, этот дух живой… — беспомощно сказал Гоучень Шангун. — Зачем молодой ученик…

Он покачал головой и подошел, чтобы успокоить иву, остановить кровотечение и вылечить сломанную ветку, используя свою духовную энергию.

Чу Ваньнин сказал:

— Сюэ Мэн, подойди ко мне, и хватит творить глупости.

— Да, Учитель.

Сюэ Мэн знал, что допустил ошибку, и послушно подошел, опустив голову.

К счастью, серьезных неприятностей этот инцидент не вызвал. Чу Ваньнин извинился перед Гоучень Шангуном, и великодушный Бог-основатель, как и ожидалось, только улыбнулся и сказал:

— Ничего страшного.

Сюэ Мэн не сказал ни слова, лицо его покраснело, когда он последовал за Чу Ваньнином, низко опустив голову. Они прошли сквозь завесу пышных ветвей и подошли к стволу. Вблизи Ива казалась еще более огромной, чем издалека. В стволе дерева было углубление, хотя правильнее было бы назвать это огромными арочными воротами, достаточно широкими, чтобы через них могли пройти одновременно три мускулистых мужчины. Гоучень Шангун один за другим снял многочисленные сложные барьеры, прежде чем повернулся и с улыбкой сказал:

— Божественный Арсенал внутри. Он небольшой и немного грязный, пожалуйста, не обессудьте.

Мо Жань был весьма любопытен и хотел немедленно последовать за Гоучень Шангуном. Но Чу Ваньнин удержал его, и мягко сказал:

— Я войду первым.

Мо Жань уже привык к такому поведению Учителя: в прошлой жизни, когда они вчетвером сражались с демонами, Чу Ваньнин всегда шел впереди. Тогда он думал, что Учитель излишне нетерпелив, высокомерен и не желает, чтобы его превзошли те, кто моложе. Однако сегодня Мо Жань увидел вещи в ином свете. Наблюдая, как белые одежды Чу Ваньнина исчезают в темноте, внезапно в своем сердце он усомнился…

Неужели из-за своего нетерпения и высокомерия этот человек спешит оказаться впереди них?

Автору есть что сказать:

У нас начинается квест по поиску оружия и вот дополнительная информация об оружии каждого из героев.

Чу Ваньнин: владеет тремя божественными орудиями: Тяньвэнь, Цзюгэ, Хуайша[5].

5
[5] 怀沙 Huáishā Хуайша «Камень за пазухой».

Учитель Чу хорошо разбирается в механике, барьерах, нападении и исцелении. Но очень слаб в обороне.

Мо Жань: в прошлой жизни он владел Бугуем. В этой жизни у него пока только дерьмовый меч начального уровня.

Император Тасянь-Цзюнь был хорош в использовании запрещенного искусства номер один в мире, его атака и защита на высоком уровне.

Сюэ Мэн: Лунчэн[6] — не божественное оружие, однако, сделанное Дворцом Тасюэ в Верхнем Мире совершенствования, это мачете самого высокого качества.

6
[6] 龙城 Lóngchéng «Город/стена Дракона».

Молодой мастер полностью наследует навыки своего Учителя. Он пес-берсеркер с мощной атакой и большой силой удара. Но из-за того, что он не может создавать барьеры, его защита хуже, чем у Учителя.

Ши Мэй: исцеление — главное оружие в его руках, но есть вопрос, единственное ли…

< Глава 37  ОГЛАВЛЕНИЕ  Глава 39 > 

Глоссарий «Хаски» в виде таблицы на Google-диске

Арты к главам 31-40

Наши группы (18+): VK (закрыто под 18+), Дайри , Telegram и  Дзен (посты закрыты под подписку)

Поддержать Автора (Жоубао Бучи Жоу) и  пример как это сделать

Поддержать перевод: Patreon / Boosty.to / VK-Donut  (доступен ранний доступ к главам) Ю-Money (при указании почты, возможно получение бонуса).

Добавить комментарий

18+ Контент для взрослых