ТОМ I. Глава 37. Этот достопочтенный увидел Великого Бога. Новелла: «Хаски и его Учитель Белый Кот»

Глава 37. Этот достопочтенный увидел Великого Бога

«Холодная луна отражается в снегах.

Застывшие горы обнимают лед.

Выше восьми тысяч нет пути.

Края Небес коснешься в этой точке».

Надев на руки перчатки из оленьей кожи, Сюэ Мэн стер снег с большого валуна, и прочитал вслух надпись. Он оглянулся и сказал:

— Учитель, мы пришли.

Гора Сюйин была покрыта снегом в течение всего года. Высоко в небе висел сочный полумесяц, мерцающее сияние которого отражалось в ледяном озере. Холодный ветер свистел между стволами деревьев в этом абсолютном мире льда. Замерзшее озеро Цзиньчэн не было скрыто снежным покровом. Лед был таким прозрачным, что в нем можно было увидеть отражение ночного неба с разбросанными, подобно сияющим драгоценностям, звездами. Куда не кинь взгляд, на десять тысяч миль под ногами раскинулся Млечный Путь, и каждая падающая звезда отражалась в этом природном зеркале во всем своем великолепии. Это было похоже на настоящее путешествие к концу земель смертных в поражающий своей величественностью белый мир.

Группа направилась к наполненному мерцающим светом гладкому, как зеркало, озеру. Каменная насыпь тянулась от берега до самого центра озера. Рядом с насыпью лежала каменная плита, покрытая инеем. Пересекающиеся узоры раскинулись по камню, на котором было каллиграфически выведено только «путь вперед труден». Спустя тысячи лет слова все еще были четко видны, как будто кто-то обновлял надпись.

Художник: 葵呆呆 

Чу Ваньнин остановился перед каменной насыпью и сказал:

— За раз только один человек может войти в озеро Цзиньчэн, чтобы найти оружие. Кто из вас пойдет первым?

Сюэ Мэн с трудом сдерживал себя, прежде чем выпалить:

— Учитель, я пойду первым!

Чу Ваньнин посмотрел на него, задумался и покачал головой.

— Ты слишком порывист, я не уверен.

После этого Ши Мэй рассмеялся и сказал:

— Учитель, как насчет того, чтобы первым вошел я, ведь, скорее всего, у меня не выйдет пробиться через ледяное озеро.

Чу Ваньнин кивнул ему. Ши Мэй медленно прошел по каменной насыпи на вершине ледяного озера. В конце насыпи, в соответствии с принятой практикой, он создал сгусток духовной энергии в своей руке, затем наклонился, чтобы положить ладонь на лед. Духовная энергия Ши Мэя проникала сквозь поверхность льда, и люди на берегу смогли увидеть белый свет, мерцающий вдалеке.

Мо Жань стоял поодаль, затаив дыхание и сжав руку в кулак.

Но сколько Ши Мэй ни пытался пробиться сквозь ледяную толщу, ничего так и не произошло. Ши Минцзин сдался и пошел назад. Натянуто улыбнувшись, он пробормотал:

— Учитель, простите меня.

— Неважно, попробуешь еще раз после нескольких лет самосовершенствования.

Мо Жань вздохнул, почему-то более разочарованный, чем эти двое. Он все же решил утешить Ши Мэя и сказал:

— В следующий раз я пойду с тобой, и попробуем еще раз.

Чу Ваньнин сказал:

— Меньше болтай! Шаг вперед, теперь твоя очередь!

В прошлой жизни, когда Мо Жань отправился на поиски оружия, это были самые беззаботные дни его юности. У него не было ничего, кроме безграничного энтузиазма и сильного желания заполучить божественное оружие. В этой жизни он просто пришел сюда за оружием, уже зная, что ждет его впереди. Не было ни тревоги, ни ожидания. С другой стороны, он действительно чувствовал внутри тепло, как будто собирался воссоединиться со старым другом.

Пройдя по каменной насыпи, он опустился на колени перед ледяным озером, наклонившись, прижал ладонь к поверхности льда и закрыл глаза.

Его божественное оружие — его клинок без ножен…

Грешный и порочный меч, который сопровождал Мо Вэйюя в стремлении увидеть вместе с ним все цвета земли и вкусить всю кровь мира.

Мо Жань открыл глаза и прошептал, обращаясь к поверхности озера:

— Бугуй[1], я здесь.

1
[1] 不归 Bùguī Бугуй – «без возврата».

Словно почувствовав зов своего повелителя, черная тень внезапно появилась под поверхностью льда озера Цзиньчэн. Тень подо льдом становилась все более и более четкой и яркой.

Внезапно многометровый лед с треском раскололся, и Мо Жань услышал далекий тревожный крик Сюэ Мэна с берега.

— Лед исчез!

Вода в озере поднялась, и волны разбились о берега. Огромный бирюзово-черный дракон вырвался на поверхность. Каждая чешуйка на теле дракона была шириной в два метра. Дракон блестел и переливался под лунным светом, его тяжелое дыхание поднималось от ноздрей струйками пара. В одно мгновение озеро Цзиньчэн лишилось ледяного покрова, и тяжелый туман повис над его поверхностью. В то же время, древний изолирующий барьер отрезал озеро и Мо Жаня от Чу Ваньнина и остальных.

Внутри барьера человек и дракон смотрели друг на друга. Мо Жань прищурился и сквозь серебристый туман посмотрел на дракона.

Он видел, что дракон держит в зубах клинок без ножен. Хотя лезвие было древним, оно все еще оставалось прочным и острым, способным разрезать железо и разбить золото. Дракон уже сжал клинок до пригодного для человека размера. Медленно сияющее змеиное тело опустилось на землю, и зверь положил оружие перед Мо Жанем.

Но он не спешил поднять голову, внимательно рассматривая гостя своими большими, в рост взрослого мужчины, золотыми глазами. В этих похожих на два больших бронзовых зеркала глазах Мо Жань отражался целиком. Он стоял, затаив дыхание, и ждал, когда дракон заговорит.

Если ничего не изменилось, то все, что ему нужно будет сделать, это достать цветок сливы у подножия горы и принести его дракону. В конце концов, его легко отпустили, потому что старый дракон искал только покоя.

После долгого ожидания он обнаружил, что это не тот дракон, который так легко дал ему оружие в прошлой жизни. Его грудь затрепетала, когда дракон сузил два огромных золотых глаза, затем поднял переднюю лапу, чтобы написать два слова на снегу, прежде чем Мо Жань понял:

«Простой смертный?»

Мо Жань уставился на него. Он ясно помнил, что дракон в его прошлом мог говорить. Как он стал немым в этой жизни?

Художник: Taries twitter

После того, как немой дракон написал эти два слова, он немедленно зачеркнул их чешуйчатым когтем, чтобы написать еще одно предложение:

«Нет, у смертного нет такой сильной духовной энергии. Значит, ты — Бог?»

Мо Жань молчал.

Дракон на мгновение задумался, затем снова взмахнул лапой и написал:

«Не Бог, в твоем теле злая энергия. Ты злой дух?»

Мо Жань возмутился про себя:

«Что за чушь?! Этот достопочтенный только что переродился, тут не о чем рассуждать. Просто отдай уже этому достопочтенному его клинок!»

Старый дракон, казалось, почувствовал его нетерпение и тягу к оружию. Внезапно он поднял чешуйчатые когти и прижал лезвие ногой. Когти продолжили писать на незапятнанном участке снега:

«Не пойми неправильно, но вижу еще две тени в твоем теле. Я никогда в жизни не видел ничего подобного. Скажи мне, ты смертный или призрак, бог или демон?»

Мо Жань поднял бровь и ответил:

— Конечно, я — человек. О чем тут говорить?

Просто он был человеком, который уже однажды умер.

Старый дракон сделал паузу, затем написал:

«Одна человеческая душа расколота на две части. Это действительно неслыханное дело, поразительно!»

Дракон озадаченно покачал головой. Мо Жань не мог не найти это забавным.

— Что в этом странного? В любом случае, уважаемый, что ты хочешь, чтобы я сделал, чтобы ты отдал мне клинок?

Старый дракон смерил его испытующим взглядом и написал:

«Просто стой и не двигайся. Позволь мне заглянуть в твою душу, и я отдам тебе клинок. Хорошо?»

Мо Жань не ожидал такой просьбы. Под этим глубоким взглядом он начал чувствовать некоторое сомнение.

Он подумал: «Что, если эта старая ящерица увидит, кем я был в прошлой жизни?»

Но его меч уже был почти у него в руках. Этот клинок был одним из самых редких когда-либо существовавших божественных орудий и обладал свирепой силой и мощью. Если он откажется сейчас, у него никогда не будет шанса заполучить его снова.

Немного помолчав, Мо Жань поднял глаза и сказал:

— Я не против, уважаемый, но отдашь ли ты мне клинок независимо то того, что увидишь?

Старый дракон нарисовал на земле:

«Таков договор. Этот дракон, естественно, будет верен своему слову».

— Независимо от того, был ли я хорошим или плохим человеком в прошлом?

Старый дракон сделал паузу, а затем написал:

«Даже если ты был воплощением порока в прошлом, я не могу остановить тебя. Просто надеюсь, что ты станешь хорошим человеком в будущем».

Мо Жань улыбнулся и сказал:

— Хорошо, поскольку уважаемый дракон так говорит, у меня нет возражений. Пожалуйста, исследуйте все, что хотите.

Старый дракон слегка приподнялся. Его сияющее змеиное тело наклонилось, он выдохнул пар из носа, и оба его глаза начали испускать свет, ставший ярко-красным туманом.

Пример HTML-страницы

Но на этот раз Мо Жань с изумлением обнаружил, что в глазах дракона, кроме него самого, отражаются еще две неясные тени. Одна слева, другая справа, чуть позади.

Мо Вэйюй тут же в шоке обернулся, но за его спиной была только пустота и падающий снег. Откуда взялись тени?

Когда он снова повернулся, то увидел, что фигуры в глазах дракона становятся все более и более отчетливыми: как будто что-то, погруженное в воду, медленно всплывало на поверхность.

Мо Жань продолжал смотреть и вдруг понял, что эти два силуэта были очень знакомы – он не мог удержаться, чтобы не сделать шаг вперед. Закрытые глаза людей перед ним резко открылись!

Ши Мэй!

Чу Ваньнин?!

Он не ожидал, что это будут они. Мо Жань споткнулся, от неожиданности отшатнулся назад и не смог произнести ничего связного, кроме:

— Как… это… как…

Люди в глазах старого дракона стояли и спокойно смотрели вдаль. На их лицах не было эмоций, только пустое безразличие.

Через некоторое время кроваво-красный туман снова поднялся, и фигуры в глазах дракона начали расплываться, пока, наконец, не исчезли совсем.

Старый дракон фыркнул, встряхнулся и быстро написал:

«Я не могу увидеть сквозь тебя. Многое повидал на своем веку, но никогда не видел, чтобы душа человека была запечатана двумя другими людьми. Это правда очень странно».

— На моей… моей душе… есть их отпечаток?

«Да».

Написав это слово, старый дракон опять задумался. Затем его коготь вывел на снегу:

«Я не знаю, что случилось. Насколько глубока должна быть твоя одержимость, чтобы можно было так сильно переплести свою душу с душами других людей?»

Мо Жань уставился на грязные линии на снегу. Его лицо начало краснеть, дыхание сбилось.

Его одержимость Ши Мэем так глубоко проникла в его кости, что даже если дракон мог видеть, что он запечатлен в его душе, Мо Жань ничуть не удивился бы этому. Но… какого черта там делает Чу Ваньнин? Что за навязчивая идея была у него по отношению к Чу Ваньнину? Можно ли считать эту безмерную ненависть одержимостью, достаточно глубокой, чтобы проникнуть ему в душу?

Человек и дракон были настолько погружены в свои мысли, что не заметили, как поверхность озера Цзиньчэн начала неестественно пульсировать.

Когда вода поднялась, и волны разошлись, было уже слишком поздно.

Все, что они видели, это то, что вода разверзлась, будто разрезанная пополам мечом, и устремилась к небесам. Две плотно сбитые группы животных выбежали из волн. У них были тела леопардов и бычьи головы. Хотя они были не так велики, как старый дракон, острые рога на их головах блестели, а когти были острыми и угрожающими. Хотя вокруг были сотни таких тварей, старый дракон не выказывал никакого страха. Он искоса посмотрел на них своими золотыми глазами.

— Что случилось? — спросил Мо Жань.

Старый дракон сделал паузу, а затем написал:

«Гоучень Шангун».

Прочитав эти слова, Мо Жань почувствовал себя так, словно его ударила молния. Гоучень Шангун был богом, повелевающим всем оружием в мире. Этот бог-основатель создал первый меч в мире, чтобы помочь Небесному Императору Фуси уничтожить демонических врагов.

Неужели этот внушающий благоговейный трепет первобытный Бог был на самом деле всего лишь сотней коров?

Эта мысль была слишком ужасна для Мо, чтобы принять ее. Пока он тупо смотрел на этого странного бога, не зная, что и думать, вдруг послышались звуки сюнь, доносящиеся издалека.

Сюнь была древним инструментом. Немногие люди в его возрасте уже умели играть на ней. Когда звуки приблизились, галопирующее стадо немедленно остановилось. Согнув передние ноги, они опустились на колени, создавая проход. Человек в роскошных одеждах, подпоясанный длинным мечом, ехал верхом на единороге по тропе, проложенной зверями.

У мужчины было красивое лицо с тонкими и мягкими чертами. Снег падал на его волосы, а ветер развевал одежды. Гладкая глиняная сюнь в его руках светилась, когда он подносил его к губам, и пальцы легко касались отверстий.

Когда музыка затихла, сотни волов внезапно растворились в воде, как доказательство того, что они были только иллюзией. Человек положил глиняную окарину, перевел взгляд на Мо Жаня и мягко улыбнулся:

— Действительно, этот юноша очень странный, подобных ему я не встречал тысячи лет. Неудивительно, что он вызвал такой интерес у Бугуя. Я Гоучень Шангун, живущий в озере Цзиньчэн. Все оружие в этом озере было выковано мной. Но это все просто незначительные вещи, пожалуйста, не судите строго мою скромную работу.

Даже несмотря на то, что старый дракон написал это, и этот человек сказал это сам, Мо Жань все еще не мог поверить. Его лицо побледнело, когда он уточнил:

— Вы Гоучень Шангун?

Мужчина терпеливо улыбнулся и ответил:

— Да, это я.

Мо Жань был на грани паники.

— Бог тысячи видов оружия?

— Все верно… — Гоучень Шангун чуть приподнял брови, в его глазах появились смешинки. — Нынешнее поколение, кажется, называют меня именно так. Как это неловко. Я просто выковал несколько жалких мечей и связал несколько маленьких хлыстов, чтобы убить время, но люди так боготворят меня.

Могущественные люди, ведущие себя скромно, были самой раздражающей вещью на земле. Чу Ваньнин тоже как-то между делом сказал «у меня есть три божественных оружия».

Но этот Гоучень Шангун был еще более раздражающим. Он действительно называл оружие, которое создал, «жалкими мечами» и «маленькими хлыстами»? Тогда почему бы ему не называть императора Фуси «маленьким старичком»?

Мо Жаню потребовалось некоторое время, чтобы обдумать это, и, наконец, он сказал:

— Тогда… тогда… разве вы не должны быть в Небесном Царстве? Как вы можете быть здесь… в этом озере?

— Я слишком люблю битвы и хаос, поэтому часто нарушал покой и тишину императорского дворца. Почувствовав, что терпение Императора вот-вот лопнет, я решил, что лучше уж спуститься сюда самому…

— Тогда как долго вы здесь? — спросил ошеломленный Мо Жань.

 Гоучень Шангун выглядел задумчивым. Наконец, он улыбнулся и сказал:

— Не слишком долго. Пару сотен лет.

— Несколько сотен лет, — повторил Мо Жань и сухо рассмеялся. — Не кажется ли уважаемому Богу, что это слишком долго?

Выражение лица Гоученя Шангуна было безмятежным, когда он улыбнулся, небрежно взмахнув рукавами.

— Это не слишком долго. Кроме того, ковка меча для Небесного императора израсходовала большую часть моих сил. Пребывание в таком духовно богатом Небесном Царстве стало довольно скучным. Здесь намного лучше.

Хотя Мо Жаню было чрезвычайно любопытно узнать больше об этом боге оружия из легенд, это место не было уместным для разговора на личные темы. Он подумал об этом и решил, что есть более важные дела, поэтому вместо этого произнес:

— Уважаемый Старейшина, вы пришли ко мне сегодня не только потому, что думали, что моя душа особенная, верно?

— Почему бы и нет? Твоя духовная сила редка, не всегда везет встретить подобную диковинку, — улыбнулся Гоучень Шангун. — Теперь я беспокоюсь, что если отдам тебе этот клинок, то он будет недостаточно хорош для тебя.

— Ха-ха, все не так уж плохо, — ответил Мо. — Уверен, этот клинок мне подойдет.

— Сначала я тоже так подумал, — любезно продолжил Гоучень Шангун. — Но при ближайшем рассмотрении, я обнаружил, что все не так просто. У тебя редкий талант, поэтому мне стало любопытно. Я показал себя сегодня, потому что хотел пригласить тебя на дно озера для продолжения знакомства. Хочу посмотреть, какой из моих тысяч клинков лучше всего подойдет для тебя.

Это был сюрприз так сюрприз. Даже несмотря на то, что Тасьень-Цзюнь повидал в своей жизни многое, но тут даже он задохнулся от волнения.

Бог тысячи видов оружия действительно пригласил его к себе домой, чтобы… выбрать оружие?

 Гоучень Шангун принял его молчание за знак того, что он не хочет идти из-за страха.

— Тебе не о чем беспокоиться. Хотя под водой много монстров, но все они подчиняются мне. Я гарантирую, что тебе не причинят вреда. Ванъюэ[2] может подтвердить это.

2
[2] 望月 Wàngyuè Ванъюэ – «полная луна».

Старый дракон ничего не ответил, но медленно кивнул.

Когда Мо Жань увидел, что его действительно приглашают, то не мог не почувствовать трепета в сердце. Он сказал:

— Если я пойду, может ли уважаемый Бог исполнить мою просьбу?

— Что за просьба?

— Человек, который искал оружие до меня — это мой близкий друг… — Мо Жань указал на Ши Мэя, застывшего на берегу за барьером. — Ему только что было отказано, поэтому, я думаю, что если я исполню желание уважаемого Бога, то может ли уважаемый Бог исполнить и мое желание, дав ему оружие?

— Что-то вроде этого не проблема для меня, — Гоучень Шангун рассмеялся. Он взмахнул рукой, и древний барьер, закрывавший небо, тут же исчез.

– Это совсем не проблема. Пусть все трое пойдут с нами. Если какое-нибудь оружие попадется им на глаза, они могут получить его.

Мо Жань был в восторге от неожиданного поворота событий. Неожиданно проблема разрешилась так легко. Он был больше озабочен возможностью получения Ши Мэем божественного оружия, чем перспективой его собственного вооружения, поэтому немедленно согласился и привел Ши Мэя и остальных. Пока Мо Жань пересказывал им то, что произошло, глаза Ши Мэя и Сюэ Мэна становились все больше и больше, и даже Чу Ваньнин выказал некоторую реакцию.

 Гоучень Шангун наблюдал со стороны. Он задержал взгляд на Чу Ваньнине и вдруг сказал, будто что-то вспомнив:

— Это вы?

< Глава 36  ОГЛАВЛЕНИЕ  Глава 38

Глоссарий «Хаски» в виде таблицы на Google-диске

Арты к главам 31-40

Наши группы (18+): VK (закрыто под 18+), Дайри , Telegram и  Дзен (посты закрыты под подписку)

Поддержать Автора (Жоубао Бучи Жоу) и  пример как это сделать

Поддержать перевод: Patreon / Boosty.to / VK-Donut  (доступен ранний доступ к главам) Ю-Money (при указании почты, возможно получение бонуса).

Добавить комментарий

18+ Контент для взрослых