ТОМ I. Глава 13. Невеста этого достопочтенного. Новелла: «Хаски и его Учитель Белый Кот»

Просмотров: 56

<- ТОМ I. Глава 12. Этот достопочтенный поцеловал не того человека… Охренеть!

ТОМ I. Глава 14. Этот достопочтенный женился -> 

Перевод «二哈和他的白猫师尊 / The Husky and His White Cat Shizun / Хаски и его Учитель Белый Кот». Автор: 肉包不吃肉

 

Глава 13. Невеста этого достопочтенного

Конечно, Чу Ваньнин уже давно заметил это и без комментариев Мо Жаня.

Гости весело болтали, но невозможно было понять, откуда доносятся голоса. Они сидели, стояли, играли в застольные игры*, произносили тосты, но у каждого из них было как будто сделанное из папье-маше совершенно пустое, лишенное черт, лицо.

[*划拳 huáquán хуацюань — застольная игра на пальцах: угадывание суммы пальцев, выброшенных обоими играющими].

— Что же нам делать? Может, пойдем туда и выпьем с ними?

Чу Ваньнин не отреагировал на неудачную попытку Мо Жаня пошутить, вместо этого он опустил голову и задумался.

Внезапно вдалеке послышался нестройный звук шагов. Из тумана появились две длинные вереницы людей, медленно направляющихся к поместью.

Чу Ваньнин и Мо Жань спрятались за декоративной каменной горкой. Обе колонны вели Золотой мальчик и Нефритовая девочка*, которые имели ясные и приятные взгляду черты лица. В тусклом свете ночи они выглядели точно так же, как маленькие бумажные куклы, которые сжигают на церемонии для умиротворения душ мертвых.

[*金童玉女 Jīn tóng yùnǚ цзинь тун юйни «золотой отрок и яшмовая/нефритовая дева» — девственные юноши и девушки, которые служат бессмертным].

Каждый из них держал по красной свече толщиной с руку, украшенной переплетением дракона и феникса, которая при горении источала сильнейший запах пудры «Сто бабочек». Когда дурманящий аромат достиг его носа, Мо Жань снова едва не потерял сознание, но, к счастью, тупая боль от нанесенной Чу Ваньнином раны на руке позволила ему сохранить рассудок. Для усиления эффекта он даже нанес удар по ране. Сознание сразу прояснилось.

Чу Ваньнин взглянул на него.

— Ну это же сработало, — смущенно произнес Мо Жань.

Он помолчал, потом спросил:

— Учитель, а почему вам не нужно прокалывать в себе дырку, чтобы сохранять ясность сознания?

— Этот аромат не действует на меня.

— А? Но почему?

Чу Ваньнин холодно ответил:

— Мои духовные силы достаточно велики.

— Хм…

Ведомые Золотым мальчиком и Нефритовой девочкой, две шеренги медленно поднялись по каменной лестнице. Чу Ваньнин некоторое время наблюдал за ними, прежде чем внезапно тихо выдохнул:

— А?..

Его Учитель редко демонстрировал какие-либо эмоции, поэтому Мо Жань с любопытством проследил за его взглядом и тоже был потрясен.

Шеренги были составлены из мертвых. Покачивающиеся на ходу трупы сохранили прижизненные черты лица, но их глаза были закрыты, а кожа смертельно бледна. Большинство из них были довольно молоды: мужчины и женщины, вероятно, не старше двадцати. Одна из фигур выглядела слишком знакомой.

Старший сын семьи Чэнь, который раньше находился в гробу, каким-то образом появился в этой процессии и медленно шел с закрытыми глазами, следуя за чадом свечи. Все остальные в шеренге были разбиты на пары, только рядом с ним вместо мертвого человека была невеста из папье-маше. 

Как будто этого было недостаточно, когда процессия продвинулась дальше, в самом конце шеренги они увидели еще двух знакомых. Цвет мгновенно сошел с лица Мо Жаня.

Ши Мэй и Чэнь-Яо следовали за рядами трупов, низко опустив головы. Их глаза тоже были закрыты, а лица бледны. Они шли точно так же, как и трупы перед ними, так что с первого взгляда сложно было сказать, живы они или нет.

Мо Жань чуть с ума не сошел от беспокойства. Он вскочил и хотел броситься следом за ними, но Чу Ваньнин схватил его за плечо.

— Подожди.

— Но там Ши Мэй!

— Я вижу, — Чу Ваньнин смотрел, как медленно продвигается людская вереница, и прошептал:

— Посмотри туда. Там есть барьер. Нарушишь его — поднимется вой. Если все безликие призраки во дворе нападут одновременно, ситуация выйдет из-под контроля.

Чу Ваньнин был мастером магических барьеров и на такие вещи глаз у него был наметан. Присмотревшись, Мо Жань в самом деле обнаружил, что вход во двор был закрыт почти прозрачной вуалью барьера.   

Когда Золотой мальчик и Нефритовая девочка достигли барьера, они тихонько подули на свечи. Пламя вспыхнуло еще ярче и охватило барьер, открывая проход во двор.

Один за другим, мужчины и женщины беспрепятственно последовали за своими проводниками сквозь барьер. Веселившиеся во дворе безликие люди обернулись, чтобы посмотреть, как они входят, а затем начали приветствовать их громкими криками и аплодировать.

Чу Ваньнин сказал:

— Следуй за ними. Закрой глаза и не дыши, когда будешь пересекать барьер. Что бы ни случилось, копируй то, что делают трупы, и, главное — молчи.

Мо Жань очень хотел спасти Ши Мэя, и ему не нужно было повторять дважды. Они быстро влились в процессию мертвецов.

В каждой шеренге было одинаковое количество трупов. Чу Ваньнин занял место позади Ши Мэя, так что Мо Жаню оставалось только пристроиться позади Чэнь-Яо. Процессия двигалась мучительно медленно. Мо Жань не отводил взгляда от Ши Мэя, но видел только его бледное лицо и беспомощно поникшую белоснежную шею.

Наконец, они достигли барьера и, затаив дыхание, прошли его без происшествий. Внутренний двор оказался больше, чем представлялось снаружи. Помимо трехэтажного особняка, украшенного фонарями и цветными знаменами, с двух сторон двора было два флигеля, в которых располагалось не менее сотни небольших боковых комнат, в каждой из которых на окне красовался большой алый свадебный символ, а у двери висел красный фонарь.

Безликие гости вдруг все разом вскочили на ноги и под громкую музыку начали взрывать петарды.

Безликий церемониймейстер, стоявший перед усадьбой, объявил:

— Благоприятный час настал, женихи и невесты прибыли! 

Мо Жань был поражен. Что?! Эти ряды трупов — женихи и невесты? 

Он поспешил взглянуть на Чу Ваньнина в поисках ответа, но Бессмертный Бэйдоу нахмурил брови, погрузившись в собственные мысли, и не удостоил его даже беглым взглядом.

Мо Жань подумал про себя, что усилия дяди действительно пошли коту под хвост. Это задание, вроде как, направлено на получение практического опыта. Но работа под началом такого наставника наносит больше вреда, — в том числе его самооценке! — чем отсутствие руководства как такового.

Внезапно во двор выскочила группа хихикающих детей, одетых в ярко-красные одежды, с перевязанными белыми нитями волосами. Они столпились вокруг людей из процессии и, как маленькие рыбки, ухватившие наживку, начали растаскивать людей по комнатам по обе стороны двора.

Мо Жань в полной растерянности посмотрел в сторону Чу Ваньнина, беззвучно спрашивая: «Учитель, что делать?»

Чу Ваньнин покачал головой и указал на трупы впереди, которые послушно следовали за маленькими мальчиками и девочками. Весь его вид говорил: «Иди с ними».

Не имея других вариантов, Мо Жань мог только послушаться, когда маленький мальчик с волосами завязанными на макушке в пучок повел его в одну из комнат. Как только они вошли, ребенок взмахнул рукой, и дверь захлопнулась.

Мо Жань уставился на малыша, гадая, что этот маленький беззастенчивый призрак собирается теперь делать с ним.

В прошлой жизни Чу Ваньнин спас Ши Мэя и прорвался через иллюзорное царство самостоятельно. Мо Жаню даже не пришлось ничего делать, зло уже было побеждено. Тогда он был слишком занят, смакуя сладкое послевкусие поцелуя с Ши Мэем, чтобы обратить внимание на анализ их миссии из уст Чу Ваньнина.

Теперь ситуация изменилась. Он понятия не имел, чего ожидать дальше, и мог только догадываться о том, что может произойти.

В комнате стоял туалетный столик с медным зеркалом, а на подставке рядом аккуратно развешан набор причудливо вышитых красно-черных свадебных одежд.

Ребенок похлопал по стулу, жестом приглашая Мо Жаня сесть. Тот отметил, что здешние призраки на самом деле довольно глупы. Пока он молчал, они не могли отличить живое от мертвого. Поэтому Мо Жань сел перед туалетным столиком, и призрачный ребенок заковылял к нему, чтобы помочь умыться и переодеться…

Внезапно в окно влетел цветок крабовой яблони* и мягко сел на воду в медном тазе для умывания.

[*海棠 hǎitáng хайтан — цветы яблони (Malus spectabilis). Конкретно в этом случае речь о крабовой яблоне, цветы которой имеют красный цвет].

Глаза Мо Жаня заблестели. Этот красный яблоневый цветок использовался Чу Ваньнином для бесшумного общения.

Он зачерпнул цветок из воды, и красный хайтан мгновенно расцвел в его ладони, открыв сияющий золотом шарик, зацепившийся за тычинки. Мо Жань взял его кончиками пальцев и вставил в ухо. Изнутри донесся голос Чу Ваньнина:

— Я использовал Тяньвэнь и убедился, что это иллюзорное царство действительно было создано призрачной распорядительницей церемоний города Цайде. Ей удалось вырасти в настоящее божество благодаря многовековому поклонению жителей деревни. Каждый призрачный брак делает ее более могущественной, поэтому она наслаждается ролью церемониймейстера на этих церемониях. Трупы в шеренгах, вероятно, молодые люди города Цайде, призрачные свадьбы которых она провела за последние сотни лет. Божество питает сам процесс, поэтому она каждую ночь призывает трупы обратно в иллюзорное царство, чтобы женить их снова и снова, становясь сильнее с каждой новой призрачной свадьбой.

Мо Жань подумал: «Какое извращенное божество!»

Если другим божествам станет скучно, они могут в лучшем случае сыграть роль сватов между смертными мужчинами и женщинами. Но эта Призрачная распорядительница брачных церемоний, несомненно, была совсем другой. У нее могло быть тело божества, но она, похоже, забыла отрастить голову. Это насколько нужно быть инфантильной особой, чтобы твоим любимым занятием было играть в сваху с трупами. Вызывать мертвых из могил каждую ночь, чтобы погулять на свадьбе — это ж просто извращение какое-то!

Как может кому-то нравиться трупная оргия? Божество — старая дева, дорвавшаяся до плотских утех? Что за чертовщина?!

Чу Ваньнин продолжал:

— Настоящего тела божества здесь нет. Не действуй опрометчиво, просто следуй за Золотым мальчиком и Нефритовой девочкой. Позже божество должно будет появиться, чтобы поглотить энергию призрачных свадеб.

Мо Жань хотел спросить: «А как же Ши Мэй? Он в порядке?»

— Не стоит беспокоиться о Ши Мэе. Он и госпожа Чэнь-Яо просто временно лишены сознания из-за дурманящего аромата, — Чу Ваньнин был очень скрупулезен и предвидел все, о чем мог спросить Мо Жань. — Позаботься о себе. Я все улажу. 

После этого голос затих.

Тем временем ребенок закончил возиться с одеждой Мо Жаня. Отражение в зеркале оказалось достаточно приятным глазу. Уголки губ естественно приподняты, черты лица ясные и мужественные, огненно-красное свадебное одеяние сидело идеально, длинные волосы были перевязаны белой лентой, что вполне соответствовало образу призрачного жениха.

Ребенок сделал приглашающий жест, и плотно закрытая дверь со скрипом отворилась.

В коридоре стояла вереница трупов, одетых в мужские и женские свадебные наряды.

Похоже, дурная голова Призрачной распорядительницы брачных церемоний действительно варила как-то неправильно. Она просто хватала любую случайную пару, чтобы исполнить свадебную церемонию, нисколько не заботясь о том, являлись ли эти двое мужчиной и женщиной, мужчиной и мужчиной или женщиной и женщиной.  

В этом коридоре была только одна часть трупов, остальные находились через двор с другой стороны — слишком далеко, чтобы увидеть, были ли в ней Чу Ваньнин и Ши Мэй.

Очередь медленно продвигалась вперед, и голос церемониймейстера время от времени доносился из поместья, когда пары одна за другой завершали свадебные церемонии.

Мо Жань посмотрел на Чэнь-Яо, стоящую перед ним, и почувствовал, что здесь что-то неправильно. Он долго ломал над этим голову, очередь перед ним между тем стремительно сокращалась, и, когда осталось только несколько последних пар, этот тупица, наконец, понял.

Ах! При такой очередности, разве это не означает, что женщина перед ним выйдет замуж за Ши Мэя? Выходит, что он сам сочетается браком с этим ужасным Чу Ваньнином? Это неприемлемо!

Этот бывший император человеческого мира был очень расстроен. Нахмурив брови, он бесцеремонно дернул Чэнь-Яо назад, а сам занял ее место.

Ребенок рядом с ним был ошеломлен, но Мо Жань тут же опустил голову и, как повешенный призрак, обмяк вместе с другими трупами. Удивление Золотого мальчика и Нефритовой девочки было недолгим. Они были немного озадачены, но даже не могли понять, в чем же проблема. Поэтому в конечном итоге ничего не сделали. Пара тупиц!

Мо Жань был очень доволен собой и бодро следовал за шеренгой, ожидая встречи с Ши Мэем.

Но в это самое время…

Чу Ваньнин посмотрел на Ши Мэя, стоящего перед ним. Невозможно было предугадать, какая опасность ждет их впереди.

Старейшина Юйхэн имел злой язык, но мягкое сердце. Независимо от того, насколько он был резок на словах, в действительности, пока Чу Ваньнин был здесь, он не мог позволить своим ученикам подвергаться опасности.

Таким образом, он также протянул руку, поменявшись с невменяемым Ши Мэем местами, поставил его себе за спину.

Настала его очередь.

В конце коридора стояла служительница с черным подносом, заваленным отрезами красной ткани. Она хихикнула, когда Чу Ваньнин приблизился. Звенящий голос молодой женщины исходил от этого лишенного черт лица.

— Поздравляю, госпожа, поздравляю, вы только встретились, а словно знакомы сто лет, вместе по жизни до белых волос.

Лицо Чу Ваньнина мгновенно потемнело:

— Гос… пожа?.. У тебя глаз нет?!

Еще раз взглянув на пустое лицо призрака, он сдержался. Глаз у нее в самом деле не было!

Призрачная служительница продолжала улыбаться. Она подняла красную вуаль с подноса и закрыла лицо Чу Ваньнина. Затем ледяная рука слегка сжала его руку:

— Госпожа, сюда, пожалуйста.  

Автору есть, что сказать:

Милостивые дамы, смилуйтесь.

Отвечая на многочисленные комментарии: в следующей главе молодожены точно войдут в покои для новобрачных. Если не войдут, я съем свое дерьмо!

Давайте также ответим на подвисший вчера вопрос: кто поцеловал Мо Жаня в его прошлой жизни?

Во-первых, ничего не изменилось, и порядок действий такой же, как и в предыдущей жизни. Это означает: в этой и прошлой жизни Мо Жаня спас один и тот же человек.

Почему тогда пути двух мужчин в прошлом разошлись? Очень высока вероятность того, что в то время Чу Ваньнин действительно сам искал Мо Жаня. Однако по какой-то причине он ушел из-за обстоятельств, о которых Мо Жань не знал, и вместо этого отправился спасать Ши Мэя.

В сочетании с последовательностью действий Чу Ваньнина в этой жизни, это может означать только одно: Мо Жань принял Чу Ваньнина за Ши Мэя. После поцелуя Чу Ваньнин немедленно вырвался и убежал. Так как он был смущен и возбужден, то не мог быстро успокоиться, поэтому решил пока не показываться, тем более, что Мо Жань был вне опасности. Вместо этого Чу Ваньнин пошел спасать Ши Мэя.

Вернув самообладание, он как ни в чем не бывало встретился с Мо Жанем. Поскольку все внимание Мо Жаня было приковано к Ши Мэю, он не заметил незначительные изменения в поведении Чу Ваньнина. Это также объясняет, почему после исчезновения иллюзорного мира Ши Мэй вел себя так, будто ничего не произошло. Потому что с ним на самом деле ничего не случилось…

Так что в прошлой жизни человеком, который сбежал от тебя, на самом деле был твой Учитель. Мо Жань, ты глупый актив! Бедный учитель! Две жизни подряд ты смог присвоить себе его первый поцелуй! Ты все еще думаешь, что целовался со своим старшим соучеником? Оставь надежду. Плачь и матерись — ничего не изменится.

Я не отразила этот момент в тексте, но специально вынесла его за скобки, чтобы те, кому нужен ответ на этот вопрос, могли его найти. 23333

Глоссарий по миру «Хаски…»

Арты к главам 11-20

Оглавление: ERHA.RU и feniksnovel.top

VK-сообщество переводчиков

Визуализации от переводчика:

金童玉女 Цзиньтунъюйни (золотой отрок/мальчик и яшмовая/нефритовая дева)