ТОМ I. Глава 11. Этот достопочтенный собирается целоваться. Какое счастье! Новелла: «Хаски и его Учитель Белый Кот»

Просмотров: 50

<-ТОМ I. Глава 10. Этот достопочтенный в начале своей карьеры

ТОМ I. Глава 12. Этот достопочтенный поцеловал не того человека… Охренеть! ->

Перевод «二哈和他的白猫师尊 / The Husky and His White Cat Shizun / Хаски и его Учитель Белый Кот». Автор: 肉包不吃肉

 

Глава 11. Этот достопочтенный собирается целоваться!

Какое счастье!

— Да, это я! — сквозь рыдания пробормотала госпожа Чэнь. — Но на самом деле я ничего не писала на этой табличке! Разве может женщина проклясть собственного ребенка? Я…

— Возможно, вы не писали этого пока бодрствовали, но вы могли сделать это во время сна.

С этими словами Чу Ваньнин взял табличку и, положив на нее ладонь, влил в нее духовную силу. Внезапно, издав пронзительный вопль, табличка треснула и из нее полилась загустевшая вонючая кровь.

Взгляд Чу Ваньнина стал ледяным.

— Заносчивое мерзкое отродье, посмевшее творить такие дела! — сурово воскликнул он.

Под напором духовной энергии, идущей из центра его ладони, вопли начали стихать и надпись на поверхности доски потускнела, а потом и полностью исчезла. Тонкие бледные пальцы Чу Ваньнина сжались на табличке, и хлипкое дерево, содрогнувшись в последний раз, рассыпалось в труху.

Издали наблюдавшая за этим семья Чэнь была поражена. Впрочем, не только они, даже Ши Мэй был потрясен до глубины души.

Не сдержавшись, он выдохнул:

— Как жестоко.

Мо Жань тоже не смог удержаться от мысленного восхищенного вздоха: «Как лихо».

Чу Ваньнин чуть повернул к ним свое красивое, но совершенно бесстрастное лицо, лишь слегка испачканное брызгами свежей крови. Подняв руку, он стер ее со щеки и, тщательно изучив остатки на кончиках пальцев, сказал семье Чэнь:

— Вы все сегодня оставайтесь внутри этого двора и никуда не выходите.

После увиденного эти люди боялись даже слово поперек сказать и согласно закивали:

— Да-да! Повинуемся приказу бессмертного господина.

Широко шагая, Чу Ваньнин покинул родовой храм. Бесстрастно вытерев с лица кровь, он направил палец на госпожу Чэнь и строго сказал:

— Особенно вас касается. Вы не должны засыпать. Эта тварь может завладеть вашим телом, когда уснете. Как бы сильно вас ни клонило в сон, вы должны бодрствовать.

— Да… да-да-да… — закивала головой госпожа Чэнь, утирая слезы, после чего недоверчиво спросила, — бессмертный господин, мой сын… с ним… теперь все будет в порядке?

— На какое-то время он в безопасности.

Госпожа Чэнь была ошеломлена:

— Какое-то время? Не навсегда? Что… что нужно, чтобы спасти жизнь моего сына?

— Поймать злого духа, — ответил Чу Ваньнин.

Госпожа Чэнь была слишком обеспокоена, чтобы сдержаться и, позабыв о манерах, поспешила спросить:

— Когда бессмертный господин намеревается пойти ловить его?

— Прямо сейчас.

Сказав это, Чу Ваньнин посмотрел на членов семьи Чэнь и спросил:

— Кто-нибудь из вас знает, в каком месте в первый раз был вырыт красный гроб? Пусть покажет дорогу.

Жена старшего сына по девичьей фамилии Яо*, несмотря на женскую природу, обладала высоким ростом и бойцовским характером. Хоть на лице ее также читался страх, она вела себя более сдержанно и спокойно, чем другие члены семьи Чэнь, и сразу же вызвалась помочь:

[*姚 yào яо — прелестный, очаровательный; далекий.

От переводчика: данного персонажа называют «Чэнь по девичьей фамилии (урожденная) Яо», в дальнейшем по тексту Чэнь-Яо].

— Это место было выбрано мной и моим покойным мужем. Я знаю, где это и могу отвести туда бессмертного господина.

Все трое проследовали за госпожой Чэнь-Яо в северном направлении и вскоре добрались до участка земли, купленного семьей Чэнь.

Это место было уже давно заброшено, вокруг не было ни одного жилища или намека на присутствие людей, лишь темнели заросшие пожухлой травой похожие на могильники холмы и стояла такая мертвая тишина, что не было слышно ни жужжания насекомых, ни пения птиц.

Дойдя до середины склона горы, Чэнь Яо окинула взглядом окрестности и сказала:

— Бессмертные, это здесь.

На том месте, где когда-то был выкопан красный гроб, лежал усмиряющий духов надгробный камень. Заметив его, Мо Жань рассмеялся:

— Какая польза от этого хлипкого камня? Сразу видно, дело рук любителя. Отодвиньте его!

Госпожа Чэнь Яо запаниковала:

— Заклинатель, который у нас в городе занимается усмирением злых духов, сказал, что этот камень подавляет нечисть внутри, не давая ей вырваться на волю.

Мо Жань изобразил на лице приторно-сладкую улыбку:

— Судя по результату, похоже, у этого уважаемого господина действительно талант.

— … — чуть подумав, госпожа Чэнь-Яо крикнула, — отодвиньте! Отодвиньте его!

— Нет необходимости, — холодно сказал Чу Ваньнин.

На кончиках его пальцев тут же вспыхнул золотой свет. Повинуясь призыву, в его ладони появилась Тяньвэнь. Хватило одного удара божественной ивовой лозы, чтобы каменная плита разлетелась на куски. Без единой эмоции на лице, Чу Ваньнин встал на груде обломков и, снова подняв ладонь, потребовал:

— Зачем ты прячешься? Выходи!

Снизу послышалось противное хихиканье, а потом во все стороны полетели куски грязи, и в клубах пыли из могилы появился выкрашенный красной краской деревянный гроб высотой в четыре метра.

Ши Мэй испуганно сказал:

— Этот гроб излучает сильную демоническую энергию!

— Все назад! — скомандовал Чу Ваньнин.

Он поднял руку и наотмашь хлестнул Тяньвэнь по намертво запаянному красному гробу. Золотые искры брызнули во все стороны, и после мгновения тишины крышка гроба с грохотом взорвалась. Когда густой дым рассеялся, стало видно, что именно находится внутри.

В гробу лежал полностью обнаженный мужчина. У него был прямой нос и красивые черты лица. Если бы не бледная, как бумага, кожа, можно было решить, что он просто мирно спит.

Мо Жань мельком взглянул на то самое важное для мужчины место ниже пояса и тут же демонстративно прикрыл ладонью глаза:

— Ай-яй, вонючий извращенец, даже исподнее не надел!

— … — Ши Мэй.

— … — Чу Ваньнин.

Чэнь-Яо вскрикнула:

— Супруг! — и хотела уже броситься к гробу, но Чу Ваньнин поднял руку, преграждая ей путь, и, приподняв бровь, спросил: — Это ваш муж?

— Да! Это мой муж! — испуганно ответила сраженная горем Чэнь-Яо. — Как он мог попасть сюда? Я точно знаю, что он был похоронен на родовом кладбище и тогда на нем, без сомнения, был погребальный саван. Как могло так выйти, что он…

Не договорив, женщина зарыдала в голос и забилась в истерике:

— Как подобное могло произойти? Это так жестоко… так бесчеловечно! Мой супруг… ох… супруг!.. А!..

Ши Мэй выдохнул:

— Госпожа Чэнь, прошу вас, умерьте свою печаль.

В отличие от него Чу Ваньнин и Мо Жань просто не обратили никакого внимания на плачущую женщину. Чу Ваньнин никогда не умел утешать людей, а Мо Жань в принципе был лишен чувства сострадания, поэтому оба внимательно изучали лежащий в гробу труп.

Несмотря на то, что в прошлой жизни Мо Жань уже пережил эту ситуацию и для него не было неожиданностью то, что произойдет дальше, ему все еще нужно было достоверно сыграть свою роль от начала до конца, поэтому, погладив подбородок, он предположил:

— Учитель, с этим трупом что-то не так.

— Я знаю — ответил Чу Ваньнин.

— …

Мо Жань уже заготовил целую речь, составленную из анализа ситуации, который сделал Чу Ваньнин в прошлой жизни. В этой жизни он рассчитывал, блеснув широкими познаниями, поразить своего наставника, но, как будто в насмешку, этот невозможный человек небрежно заявил: «Я знаю».

Разве настоящий учитель не должен управлять процессом обучения, побуждая учеников высказывать свою точку зрения, чтобы поправлять, хвалить за успехи и поощрять?

Мо Жань не собирался с этим мириться и, сделав вид, что не услышал этой фразы, начал излагать «свою» точку зрения:

— На этом трупе нет следов гниения, а ведь с момента смерти прошло не меньше двух недель. Учитывая местный климат, тело должно было начать разлагаться и внутри гроба уже скопилась бы трупная жидкость. И это только во-первых…

Чу Ваньнин окинул его спокойным взглядом, в котором читалось «Что ж, милостивый государь, если хочешь, можешь продолжать свое выступление».

— Во-вторых, — не обращая внимания на его холодную реакцию, Мо Жань продолжил излагать выкладки из размышлений Чу Ваньнина в прошлой жизни, — перед открытием внутри гроба содержалась очень концентрированная злая энергия, но после снятия крышки она полностью рассеялась. К тому же на самом трупе очень слабые остаточные следы злого духа, что само по себе довольно странно.

Чу Ваньнин: — …

— В-третьих, вы заметили, что с момента открытия гроба в воздухе появился сладковатый запах?

Аромат и правда был очень слабым и, если специально не обращать внимания, то его можно было и не заметить, но после того как Мо Жань озвучил это, Ши Мэй и Чэнь-Яо тоже обратили внимание на то, что воздух напоен легкой сладостью.

— И правда, — сказал Ши Мэй.

Госпожа Чэнь-Яо просто изменилась в лице:

— Этот аромат…

— Молодая госпожа Яо, что случилось? — спросил Ши Мэй.

В голосе Чэнь-Яо появились панические нотки:

— Это аромат пудры «Сто бабочек*», что был создан моей свекровью!

[*百蝶香粉 bǎidié xiāng fěn байде сян фэнь — парфюмированная пудра «сто бабочек»].

На какое-то время все замолчали, но у каждого перед глазами вновь появилась надпись с таблички с именем покойного из родового храма: «За упокой отпрыску рода Чэнь от урожденной Сун».

— Возможно ли, что это сделала супруга Чэнь? — нерешительно спросил Ши Мэй.

— Не похоже, — ответил Мо Жань.

— Нет, — твердо сказал Чу Ваньнин.

Они произнесли это практически одновременно и сразу после этого посмотрели друг на друга.

— Говори ты, — без единой эмоции на лице равнодушно предложил Чу Ваньнин.

Мо Жань, которому не требовались дополнительные поощрения, тут же без стеснения продолжил:

— Насколько мне известно, семья Чэнь разбогатела благодаря оригинальному рецепту парфюмированной пудры «Сто бабочек», созданному хозяйкой Чэнь. Хотя сам рецепт изготовления этой пудры является семейной тайной, готовый продукт не так уж и сложно раздобыть. Кроме того, этот аромат настолько популярен, что в Цайде из десяти девушек пять точно надушены именно им. Также, насколько нам известно, при жизни сын госпожи Чэнь также очень любил пользоваться парфюмом, созданным его матушкой и, принимая ванну, всегда добавлял эту пудру в воду, поэтому в общем-то неудивительно, что его тело источает этот аромат. Странно другое… — на последних словах, он снова повернул голову в сторону лежащего в гробу голого мужчины. — Этот человек умер полмесяца назад, а аромат пудры такой сильный, словно его только что нанесли. Я ведь прав, Учитель?

Чу Ваньнин: — …

— Просто похвалите меня, если я прав!

Чу Ваньнин: — Угу…

Мо Жань усмехнулся:

— Из вас, и в самом деле, слова лишнего не вытянешь*.

[*惜字如金 xīzì rújīn сицзы жуцзинь «беречь слова, как золото» — слова на вес золота; о немногословном человеке; цедить сквозь зубы].

Не успел он расхохотаться, как взметнулись одежды, и Чу Ваньнин потянул его назад, заставив отступить на метр в сторону от гроба. Угрожающе разбрызгивая искры, в его руке ярко заполыхала Тяньвэнь.

— Осторожней!

Аромат пудры «Сто бабочек» становился все более насыщенным, а затем, обратившись в густой белый туман, с невероятной скоростью начал распространяться по траве и кустам, мгновенно превратив весь склон горы в туманное море, внутри которого невозможно было разглядеть даже пальцы вытянутой руки.

Сердце Мо Жаня забилось быстрее.

Дверь в мир грез была открыта.

— Ах! — откуда-то из тумана послышался голос госпожи Чэнь-Яо — Бессмертный господин, помог…

Ее голос внезапно оборвался на полуслове.

Кончик пальца Чу Ваньнина засветился синим светом. Он быстро нанес на лоб Мо Жаня отслеживающее заклинание, после чего распорядился:

— Будь осторожен, а я пойду разведаю ситуацию, — и направился в сторону, где в тумане последний раз слышался женский голос.

Мо Жань потрогал свой лоб и тихо фыркнул:

— Да ладно, даже заклинание наложил на то же место, что и в прошлой жизни. Чу Ваньнин, ты и правда ни капельки не изменился.

Густой туман рассеялся так же быстро, как появился, и его взору предстала другая, куда более удивительная картина. Во всяком случае, в прошлой жизни эта перемена испугала Мо Жаня не на шутку.

Вместе с туманом исчез заброшенный и заросший склон горы, а на его месте появился простирающийся до горизонта изысканный сад с павильонами и беседками, извилистыми тропинками, каменными садами* и дорожками из мелкой гальки.

[*假山玉树 iǎshān yùshù цзяшань юйшу «яшмовое дерево из поддельного камня» — рокарий: это элемент ландшафтного дизайна, представляющий собой композицию из камней на ровной поверхности или небольшой возвышенности].

Стоило Мо Жаню увидеть это место, как ему захотелось прыгать и кувыркаться от радости.

Ведь этот развратный тиран не раз вспоминал этот сад из мира иллюзий, в котором они точно так же заблудились в прошлой жизни. В конце концов, Мо Жань все-таки нашел Ши Мэя и, находясь под чарами царства грез, в первый и единственный раз в своей жизни… поцеловал его.

К сожалению, в то время Ши Мэй, вероятно, был очень напуган, поэтому, как только Мо Жань разжал руки, он сразу же убежал. Добравшись до вожделенных губ, Мо Жань не успел как следует насытиться их сладостью и удовлетворить свою страсть.

После того, как иллюзорный мир был разрушен, они с Ши Мэем так и не обсудили это происшествие, сделав вид, будто этого поцелуя и не было вовсе. Никто из них больше никогда не упоминал об этом. Иногда, проснувшись среди ночи, Мо Жань начинал сомневаться, а не являлись ли эти воспоминания всего лишь безумной фантазией, порожденной его собственными желаниями.

На самом деле сейчас не так уж и важно, что это было. Мо Жань облизнул губы, твердо решив для себя, что в этот раз не даст Ши Мэю так легко сбежать! На этот раз он собирался всласть нацеловаться с ним!

Автору есть, что сказать:

Согласно историческим летописям, второе имя в древности получали в возрасте двадцати лет, так что в древнем мире у Мо Жаня еще не было бы второго имени, но в моем мире совершенствования Мо Жань надел венец совершеннолетия и получил второе имя в пятнадцать лет. Признаю, что переписала историю исключительно из эгоистических соображений, так как люблю имя Мо Вэйюй больше, чем Мо Жань, поэтому хочу, чтобы оно прозвучало как можно раньше, ха-ха…

Оглавление: ERHA.RU и feniksnovel.top

Визуализация от переводчика:

*假山玉树 iǎshān yùshù цзяшань юйшу — рокарий в китайском стиле

Арты к главам 11-20

Оглавление: ERHA.RU и feniksnovel.top

VK-сообщество переводчиков